Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 55 800 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Каталог новостроек переехал на N1.RU

Смотрите жилые комплексы на карте города. Используйте фильтры, чтобы выбрать
объект своей мечты. Следите за ходом строительтсва по фотоотчётам.

Искать новостройки на N1.RU

«Я прыгала через горящий самолет»

В Новосибирске обнаружили очень крепкие хрущевки — жители самой стойкой из них вспомнили, как пережили столкновение с самолетом и выбрасывали детей из окон

Новосибирские хрущевки прочнее, чем принято считать, в 2–3 раза. К такому выводу пришли специалисты Геофизической службы Сибирского отделения РАН в конце 2014 года, проверив хрущевки Академгородка, построенные еще в середине прошлого века. Пожалуй, самая знаменитая хрущевка Новосибирска, она же и самая стойкая, — это пятиэтажка на ул. Степной, которую почти 40 лет назад протаранил самолет Ан-2, в народе именуемый «кукурузником». Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ побывали на месте авиапроисшествия, поговорили с пострадавшими и свидетелями, а также выяснили, сколько еще простоят советские пятиэтажки.

В воскресенье, 26 сентября 1976 года, летчик Владимир Серков на самолете Ан-2 протаранил дом № 43/1 на ул. Степной, чтобы отомстить своей жене
В воскресенье, 26 сентября 1976 года, летчик Владимир Серков на самолете Ан-2 протаранил дом № 43/1 на ул. Степной, чтобы отомстить своей жене

Самое громкое авиапроисшествие в истории Новосибирска произошло рано утром 26 сентября 1976 года, когда 24-летний летчик Владимир Серков самовольно взлетел на самолете Ан-2 с аэродрома «Новосибирск-Северный» и через 10 минут протаранил пятиэтажный панельный дом по адресу ул. Степная, 43/1. Сначала самолет сделал несколько кругов над жилым массивом, а затем снизился и ударился в дом в районе лестничной клетки между 3-м и 4-м этажами 1-го подъезда.

Пробив 2-метровую дыру в стене, он рухнул на землю возле входа в подъезд и загорелся. Почти 800 л топлива вылилось на лестничную клетку и вспыхнуло. В доме начался сильный пожар.

Пожарные, прибывшие на место происшествия через 5 минут, спасали жильцов через окна по лестницам. В результате происшествия погибли сам «камикадзе», две молодые женщины и трое детей младше 5 лет, а также 11 человек получили ранения и серьезные ожоги. Целью смертника была его семья — жена Татьяна и 2-летний сын Роман, проживавшие в этом доме у родителей жены в квартире № 9 на 3-м этаже. Всех их дома не оказалось, и они не пострадали.

Жильцы 1-го подъезда дома № 43/1 на ул. Степной вспоминают то злополучное воскресенье с большой неохотой и со слезами на глазах. Зоя Ивановна Юрова из квартиры № 15 с 5-го этажа, недавно отметившая 80-летие, несмотря на почтенный возраст, помнит события того дня, как будто это было вчера. В то утро она была дома с 13-летней дочерью, а также сестрой, 8-месячным племянником и матерью: «Мы слышали самолет и видели, как он кружил над домами. Довольно низко. Мы даже боялись, что крышу заденет. Врезался он между 3-м и 4-м этажами. Шума и взрыва я не помню. Видимо, из-за шока. В 12-й квартире сгорели заживо двое маленьких детей с их 24-летней тетей, которая привела их в то утро в гости к своей матери, чтобы искупать в ванне. В 10-й квартире сильные ожоги получили мама с сыном — Рита и Егор. Ее муж и полугодовалая дочь выжили. Мы потом с Ритой и Егоркой вместе лежали в больнице в одной палате, но они умерли.

На восстановление дома ушло полгода — за это время 3 верхних этажа разобрали и собрали заново (фото слева — из следственного архива, справа — Александра Ощепкова)
На восстановление дома ушло полгода — за это время 3 верхних этажа разобрали и собрали заново (фото слева — из следственного архива, справа — Александра Ощепкова)

Ну а мы как-то остались живы. Мои пожилая мама и сестра прыгали с 5-го этажа, их ловили на одеяла. Детей, чтобы спасти, выбрасывали в окна 5-го этажа, внизу их тоже ловили люди из соседних домов».

Квартира Зои Ивановны частично выгорела, вылетели окна, одна стена между квартирой из соседнего подъезда обрушилась. И потом через эту дыру, пока пострадавшие были в больнице, мародеры растащили из квартир все, что можно было унести. Про семью летчика-камикадзе Владимира Серкова Зое Ивановне известно только, что жена ему изменила и хотела с ним развестись. Он летал на «кукурузнике», и его планировали пересадить на Ту. В случае развода его бы на большой самолет не пересадили, поэтому он просил повременить с разводом, но она настаивала. «Накануне катастрофы он приходил к жене и кроме всего прочего сказал: «Ждите, я прилечу на крылышках!». Кто бы мог подумать, на каких крылышках он прилетит», — вспоминает пенсионерка. После трагедии семья пилота сразу уехала из этого дома. Пострадавших жильцов на полгода, пока шли восстановительные работы, переселили в дома этого же микрорайона.

Хозяйка квартиры № 4 Ольга поначалу отказывалась вспоминать события того дня. «Вы через горящий самолет когда-нибудь прыгали? Нет! А я прыгала. Это ужас», — тяжело вздохнув, начала она свой рассказ.

«Проснувшись от грохота, мы ничего не поняли. Входную дверь выбило ударной волной, и мы увидели, что лестничный пролет рухнул, а двигатель самолета и погибший пилот находятся внутри подъезда. Я, ничего не понимая, прямо на ночную рубаху надела кримпленовое пальто и туфли на каблуках. Обломки самолета заблокировали выход, пришлось перепрыгивать через почти метровое пламя», — вспоминает Ольга. По ее словам, под окнами собралась огромная толпа зевак: «Они кричали тем, кто были заблокированы на верхних этажах: прыгайте, сейчас все рухнет! А как он может рухнуть, если он панельный? Вот соседний кирпичный дом, тот — да, рухнул бы».

Согласно официальной версии, причиной трагедии стали психические проблемы летчика Серкова, вызванные скрываемым заболеванием нервной системы и конфликтом в семье. 20 сентября 1976 года супруги подали заявление на развод, который должен был состояться 30 сентября. Вечером 25 сентября Серков увидев на улице жену, разговаривающую с незнакомым мужчиной, устроил скандал. Утром 26 сентября он уехал в аэропорт, оставив предсмертную записку матери, где обещал уйти из жизни, «забрав с собой» жену и сына.

Чтобы спасти своего 8-месячного племянника и 13-летнюю дочь, Зое Ивановне Юровой пришлось выбросить их из окна 5-го этажа, где внизу их ловили жители соседних домов
Чтобы спасти своего 8-месячного племянника и 13-летнюю дочь, Зое Ивановне Юровой пришлось выбросить их из окна 5-го этажа, где внизу их ловили жители соседних домов

После трагедии ни одна газета не написала о случившемся, и почти 20 лет эта история была засекречена.

Таран повредил 15 квартир 1-го подъезда и несколько квартир 2-го. Разрушены внешние панели и лестничные пролеты 1-го подъезда, конструкции 4–5-го этажей 2-го подъезда. Один из свидетелей тех событий новосибирский фотограф Константин Ощепков (ему в 1976 году было 14 лет) вспоминает, как восстанавливали разрушенный дом: «Три верхних этажа 1-го подъезда полностью разобрали, а затем собрали обратно из новых панелей, как конструктор. Сейчас можно увидеть разницу между старыми и новыми панелями — новые с рисунком».

Споры о том, насколько панельные и кирпичные пятиэтажки, построенные в 1950–1960-х годах, устарели физически и морально, идут уже не первый год. В конце 2014 года ученые-геофизики СО РАН исследовали хрущевки Академгородка и выяснили, что построены дома с внушительным запасом прочности. Ожидаемый износ — 70–80 % — не подтвердился. Он составил 25–30 %. То есть служить верой и правдой они будут еще долго. По наблюдениям доцента кафедры архитектуры НГАХА Игоря Поповского, самые крепкие новосибирские хрущевки — это 4-этажные дома на Морском проспекте в Академгородке, построенные из керамзито-бетонных блоков. Они «практически вечные», считает он. На втором месте — кирпичные пятиэтажки, построенные в 50–60-х. «Они очень крепкие, и надо сильно постараться, чтобы их разрушить», — уверен архитектор.

На третьем месте — панельные дома 60-х годов. Высокое качество их постройки не оставляет сомнений, но внутридомовые инженерные сети, конечно же, требуют модернизации. Панельное жилье, построенное в 80-х годах, по словам архитектора, имеет плохие сварные соединения и далеко не идеальное решение стыков. «Это просто ужас — в 80-х годах строители дошли до абсурда», — негодует Игорь Поповский. На вопрос, сколько еще прослужат новосибирские хрущевки, архитектор затруднился назвать точный срок. «Каждый дом надо проверять», — резюмировал он, успокоив, что ресурс у хрущевок огромный, а возможностей по их реконструкции великое множество.


Лариса Сокольникова
Коллажи (1, 2, 4) и фото (3) Александра Ощепкова, wikimedia.org (5)

45367 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (108)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.20342