Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 06 июня 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 58 700 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Дворцы товарища Сталина (фоторепортаж)

Дворцы товарища Сталина (фоторепортаж)

Прогулка по самым шикарным «сталинкам» Новосибирска — корреспондент НГС обнаружил в квартирах комнаты для прислуги и приценился к полногабаритной жизни

«Сталинки» всегда были пределом мечтаний для обывателя — в них жили партийные лидеры, академики, верхушка общества. Пышные и красивые, как торты, эти дома и сейчас привлекают взгляды. Что скрывается за стенами одних из самых примечательных домов Новосибирска, выясняли корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ.

Сталинский ампир — один из самых зрелищных архитектурных стилей XX века в России. При этом словосочетании сразу вспоминаются колонны, резные карнизы, затейливая или не очень лепнина в украшении фасадов. С бытовой точки зрения «сталинка» до сих пор считается эталоном квартиры — с просторными комнатами и высокими потолками.

Сталинский ампир — один из самых зрелищных архитектурных стилей XX века в России. При этом словосочетании сразу вспоминаются колонны, резные карнизы, затейливая или не очень лепнина в украшении фасадов. С бытовой точки зрения «сталинка» до сих пор считается эталоном квартиры — с просторными комнатами и высокими потолками.

В Новосибирске сталинский ампир пришел на смену конструктивизму и авангарду. Одними из первых в новом стиле построили оперный театр и самое, пожалуй, известное в городе жилое здание — Стоквартирный дом, спроектированный Андреем Крячковым. Два года назад дом отпраздновал 75-летие, сейчас его ремонтируют. Евгения Ивановна, которая живет здесь с 1974 года, сказала, что этот ремонт уже второй на ее памяти — первый был в 80-х. Наполнение дома с тех пор изменилось: ателье на 1-м этаже заменил филиал банка, а детский сад, который долгое время занимал первые этажи двух подъездов, закрыли, и сейчас помещение пустует.

В Новосибирске сталинский ампир пришел на смену конструктивизму и авангарду. Одними из первых в новом стиле построили оперный театр и самое, пожалуй, известное в городе жилое здание — Стоквартирный дом, спроектированный Андреем Крячковым. Два года назад дом отпраздновал 75-летие, сейчас его ремонтируют. Евгения Ивановна, которая живет здесь с 1974 года, сказала, что этот ремонт уже второй на ее памяти — первый был в 80-х. Наполнение дома с тех пор изменилось: ателье на 1-м этаже заменил филиал банка, а детский сад, который долгое время занимал первые этажи двух подъездов, закрыли, и сейчас помещение пустует.

В трехкомнатной квартире Евгении Ивановны планировка осталась неизменной. Самым удобным в квартире она считает хозяйственный блок: кухню, нишу с раковиной и кладовую в «комнате для прислуги».

В трехкомнатной квартире Евгении Ивановны планировка осталась неизменной. Самым удобным в квартире она считает хозяйственный блок: кухню, нишу с раковиной и кладовую в «комнате для прислуги».

Такие помещения, как комната для прислуги, были свойственны многим «сталинкам». Есть они и в доме на Красном пр., 56. Его первое крыло было построено до войны, в 1937 году, второе — уже после войны, в конце 1949-го, рассказала Ираида Борисовна Иванова. Но до конца проект Николая Кузьмина реализован так и не был.

Такие помещения, как комната для прислуги, были свойственны многим «сталинкам». Есть они и в доме на Красном пр., 56. Его первое крыло было построено до войны, в 1937 году, второе — уже после войны, в конце 1949-го, рассказала Ираида Борисовна Иванова. Но до конца проект Николая Кузьмина реализован так и не был.

По словам Ираиды Борисовны, строили второе крыло пленные немцы, — от них, утверждает она, плитка в подъездах. «Вначале наш дом был облицован специальной штукатуркой с добавлением слюды, он выглядел очень солидно, как полагается сталинскому дому, — вспомнила Ираида Борисовна. — Он был довольно серый, но слюда на солнце блестела». Чистили такой фасад пескоструйной машиной.

По словам Ираиды Борисовны, строили второе крыло пленные немцы, — от них, утверждает она, плитка в подъездах. «Вначале наш дом был облицован специальной штукатуркой с добавлением слюды, он выглядел очень солидно, как полагается сталинскому дому, — вспомнила Ираида Борисовна. — Он был довольно серый, но слюда на солнце блестела». Чистили такой фасад пескоструйной машиной.

Квартиры в этом крыле получали сотрудники Западно-Сибирского филиала Академии наук — весь квартал, рассказала хозяйка, должен был быть академическим. Кандидатам наук даже полагались дополнительные 20 кв. м — для библиотеки. Все подъезды были сквозными и имели выход в курдонёр (двор перед зданием, элемент, прежде широко распространенный в европейской дворцовой архитектуре): в 1950-х здесь рос тополь, под ним на лавочках собирались жители дома.

Квартиры в этом крыле получали сотрудники Западно-Сибирского филиала Академии наук — весь квартал, рассказала хозяйка, должен был быть академическим. Кандидатам наук даже полагались дополнительные 20 кв. м — для библиотеки. Все подъезды были сквозными и имели выход в курдонёр (двор перед зданием, элемент, прежде широко распространенный в европейской дворцовой архитектуре): в 1950-х здесь рос тополь, под ним на лавочках собирались жители дома.

Дом Томской железной дороги на Урицкого, 35 был построен перед войной, в 1940 году. Изначально он должен был быть шестиэтажным, но с началом Второй мировой проект изменили, урезав на этаж, рассказала Галина Андреевна Стонога. В этом доме она живет с 1941 года — почти с момента его ввода в эксплуатацию.

Дом Томской железной дороги на Урицкого, 35 был построен перед войной, в 1940 году. Изначально он должен был быть шестиэтажным, но с началом Второй мировой проект изменили, урезав на этаж, рассказала Галина Андреевна Стонога. В этом доме она живет с 1941 года — почти с момента его ввода в эксплуатацию.

С тех пор в ее квартире сохранился даже дверной звонок: чтобы позвонить, нужно повернуть ключ. Крышу очень давно не чинили, говорит Галина Андреевна, показывая на потолке разводы от воды. «Еще при советской власти у нас крышу меняли, и шифера кусок большой утащили. Поэтому у нас бежит еще с советской власти, до сих пор бежит», — сокрушается она.

С тех пор в ее квартире сохранился даже дверной звонок: чтобы позвонить, нужно повернуть ключ. Крышу очень давно не чинили, говорит Галина Андреевна, показывая на потолке разводы от воды. «Еще при советской власти у нас крышу меняли, и шифера кусок большой утащили. Поэтому у нас бежит еще с советской власти, до сих пор бежит», — сокрушается она.

Сейчас крышу перекрывают, забивая досками обвалившиеся карнизы. Вообще этот дом сохранился хуже всех зданий, в которых побывали корреспонденты: деревянные пристройки к подъездам покосились, фасад осыпается. В ужасном состоянии и коммуникации, говорит житель дома Александр, — подвал затапливает. Верхушка сохранившейся печной трубы обвалилась, в ней, как и кое-где на крыше, растут кусты.

Сейчас крышу перекрывают, забивая досками обвалившиеся карнизы. Вообще этот дом сохранился хуже всех зданий, в которых побывали корреспонденты: деревянные пристройки к подъездам покосились, фасад осыпается. В ужасном состоянии и коммуникации, говорит житель дома Александр, — подвал затапливает. Верхушка сохранившейся печной трубы обвалилась, в ней, как и кое-где на крыше, растут кусты.

Дом по адресу Авиастроителей, 14 хоть и является ярким примером сталинского ампира, памятником архитектуры не признан. Это дает послабления при эксплуатации: единый цвет фасада сохранить не удается, балконы остеклены бессистемно. Когда-то здесь был опорный пункт милиции, еще раньше — богатая библиотека Чкаловского завода, вспомнила председатель ТСЖ Галина Истомина. Жильцы пытаются бороться за дом, но круглые цокольные карнизы он потеряет: на их восстановление просто нет средств.

Дом по адресу Авиастроителей, 14 хоть и является ярким примером сталинского ампира, памятником архитектуры не признан. Это дает послабления при эксплуатации: единый цвет фасада сохранить не удается, балконы остеклены бессистемно. Когда-то здесь был опорный пункт милиции, еще раньше — богатая библиотека Чкаловского завода, вспомнила председатель ТСЖ Галина Истомина. Жильцы пытаются бороться за дом, но круглые цокольные карнизы он потеряет: на их восстановление просто нет средств.

Этот дом сдавался в два этапа, в 1942–1944 годах. Его строили для работников завода и летчиков-испытателей, в центральном подъезде жил директор завода и даже, поговаривают, бывал Антонов (авиаконструктор). В нем одни из самых больших квартир — 90 кв. м. В крайних подъездах есть квартиры и просторнее, по 112 кв. м, три из них до сих пор коммунальные.

Этот дом сдавался в два этапа, в 1942–1944 годах. Его строили для работников завода и летчиков-испытателей, в центральном подъезде жил директор завода и даже, поговаривают, бывал Антонов (авиаконструктор). В нем одни из самых больших квартир — 90 кв. м. В крайних подъездах есть квартиры и просторнее, по 112 кв. м, три из них до сих пор коммунальные.

Галина Исааковна Сергодеева живет в квартире, построенной для гендиректора Чкаловского завода Сергея Смирнова. С тех пор здесь сохранились и планировка, и паркет, и двери, и встроенные шкафы, даже люстра в гостиной. Санузел раздельный, вместе с ванной это отдельный блок, к которому есть выход из спальни.

Галина Исааковна Сергодеева живет в квартире, построенной для гендиректора Чкаловского завода Сергея Смирнова. С тех пор здесь сохранились и планировка, и паркет, и двери, и встроенные шкафы, даже люстра в гостиной. Санузел раздельный, вместе с ванной это отдельный блок, к которому есть выход из спальни.

Больше всего домов в сталинском ампире строили после войны, рассказал главный хранитель музея архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина Сергей Филонов. Тогда были созданы целые кварталы и архитектурные ансамбли, самый известный из которых — комплекс зданий на ДК им. М.Горького, построенный в конце 50-х.

Больше всего домов в сталинском ампире строили после войны, рассказал главный хранитель музея архитектуры Сибири им. С.Н. Баландина Сергей Филонов. Тогда были созданы целые кварталы и архитектурные ансамбли, самый известный из которых — комплекс зданий на ДК им. М.Горького, построенный в конце 50-х.

Особенность домов — башенки-бельведеры. Башенку в доме № 38 (справа от ДК) давно не реставрировали, а недавно ТСЖ сдало ее в аренду МТС в надежде, что мобильный оператор возьмет это на себя. Ремонт в подъездах во время реставрации несколько лет назад не делали — жильцы проводят его за свой счет, рассказала жительница дома Инна Тумаш.

Особенность домов — башенки-бельведеры. Башенку в доме № 38 (справа от ДК) давно не реставрировали, а недавно ТСЖ сдало ее в аренду МТС в надежде, что мобильный оператор возьмет это на себя. Ремонт в подъездах во время реставрации несколько лет назад не делали — жильцы проводят его за свой счет, рассказала жительница дома Инна Тумаш.

Один из потерянных памятников эпохе — дом по ул. Советская, 8. В 2008 году здесь произошел пожар и восстановить дом было нельзя. На его месте появилась 10-этажка, в которой о сталинском ампире напоминают только пилястры и высокие потолки. Некоторые из жителей старого дома живут сейчас в новых квартирах и очень ими довольны.

Один из потерянных памятников эпохе — дом по ул. Советская, 8. В 2008 году здесь произошел пожар и восстановить дом было нельзя. На его месте появилась 10-этажка, в которой о сталинском ампире напоминают только пилястры и высокие потолки. Некоторые из жителей старого дома живут сейчас в новых квартирах и очень ими довольны.

Вообще дом состоял из двух частей, первая, построенная в 1931 году, до сих пор скрывается за новостройкой. Квартиры здесь получали работники «Сибсельмаша». На 1-м этаже там был ресторан, вспомнила старожил дома на Советской, 8 Светлана Яковлевна Василькова. Подъезды в старом доме непривычно для «сталинок» узкие, а состояние дома оставляет желать лучшего.

Вообще дом состоял из двух частей, первая, построенная в 1931 году, до сих пор скрывается за новостройкой. Квартиры здесь получали работники «Сибсельмаша». На 1-м этаже там был ресторан, вспомнила старожил дома на Советской, 8 Светлана Яковлевна Василькова. Подъезды в старом доме непривычно для «сталинок» узкие, а состояние дома оставляет желать лучшего.

Традиционно «сталинки» — одни из самых дорогих квартир на рынке. За хорошее расположение и планировку просят 6–15 млн руб. В удаленных от центра домах, например, на Богдана Хмельницкого, Авиастроителей или на ул. Мира, левобережном средоточии сталинского ампира, можно купить квартиру в пределах 3 млн руб.

Традиционно «сталинки» — одни из самых дорогих квартир на рынке. За хорошее расположение и планировку просят 6–15 млн руб. В удаленных от центра домах, например, на Богдана Хмельницкого, Авиастроителей или на ул. Мира, левобережном средоточии сталинского ампира, можно купить квартиру в пределах 3 млн руб.

Элементы сталинского ампира сегодня можно встретить в новых проектах новосибирских застройщиков — те же пилястры и карнизы. Эта тенденция пока не получила названия, Сергей Филонов называет ее неонеоклассицизмом — имитацией ампира, не имеющей под собой идеологии. «У нас некоторые считают, что сейчас империя восстанавливается, великое государство, и мы должны вернуться к традициям», — объясняет эксперт.

Элементы сталинского ампира сегодня можно встретить в новых проектах новосибирских застройщиков — те же пилястры и карнизы. Эта тенденция пока не получила названия, Сергей Филонов называет ее неонеоклассицизмом — имитацией ампира, не имеющей под собой идеологии. «У нас некоторые считают, что сейчас империя восстанавливается, великое государство, и мы должны вернуться к традициям», — объясняет эксперт.

При этом, добавляет Сергей Филонов, практически не изученный поздний сталинский ампир, которого так много в Новосибирске и который мог бы стать архитектурным символом эпохи оттепели в городе, разрушается. Яркий пример — Дом спорта на ул. Богдана Хмельницкого. «У нас нет ни одного памятника в подстиле "поздний сталинский ампир". Сейчас их обшивают сайдингом, потом дело дойдет до обрушения и сноса как аварийных, хотя им всего 50 лет», — с горечью заключает он.

При этом, добавляет Сергей Филонов, практически не изученный поздний сталинский ампир, которого так много в Новосибирске и который мог бы стать архитектурным символом эпохи оттепели в городе, разрушается. Яркий пример — Дом спорта на ул. Богдана Хмельницкого. «У нас нет ни одного памятника в подстиле "поздний сталинский ампир". Сейчас их обшивают сайдингом, потом дело дойдет до обрушения и сноса как аварийных, хотя им всего 50 лет», — с горечью заключает он.

Лиза Пичугина
Фото Татьяны Кривенко

31179 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (96)




Читайте также

Новости компаний
v.18810