Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 56 200 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Каталог новостроек переехал на N1.RU

Смотрите жилые комплексы на карте города. Используйте фильтры, чтобы выбрать
объект своей мечты. Следите за ходом строительтсва по фотоотчётам.

Искать новостройки на N1.RU

«У нас тут как конец света»

Прогулка по Нахаловке — району, в который еще недавно боялись заезжать таксисты и не решаются осваивать застройщики

Один из стариннейших и почти не изменившихся за сто лет районов Новосибирска — Нахаловка: частный сектор между Обью, ул. Владимировской, речкой 1-й Ельцовкой и железнодорожной больницей, по другую сторону больничной территории по берегу тянется Малая Нахаловка. Нахаловкой район прозвали на рубеже XIX и XX веков, когда приезжие самовольно захватывали на берегу Оби землю и строились, не боясь ни властей, ни складов с горючим под боком. На картах 1930-х годов район так и называется вполне официально — Нахаловский. Он всегда имел дурную славу — еще недавно в него отказывались заезжать таксисты. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ прогулялись по Нахаловке и обнаружили в ее лабиринтах старинные башни из красного кирпича, памятники выдающимся нахаловцам — и жизнь как в деревне в 15 минутах ходьбы от метро.

Краеведы-любители могут начать знакомство с Нахаловкой с ул. Ногина — бывшей Нобелевской (тут были склады «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель»). Это самая широкая и основательная улица Нахаловки: кроме частных и малоквартирных домов тут есть дореволюционная промышленная архитектура, хотя часть ее находится в закрытых промзонах. Самый любопытный образец — Красная Башня (на фото), бывшая частью то ли винокуренного завода, то ли нобелевских складов, то ли складов общества «Мазут». Сейчас в здании — сауна и номера.

Краеведы-любители могут начать знакомство с Нахаловкой с ул. Ногина — бывшей Нобелевской (тут были склады «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель»). Это самая широкая и основательная улица Нахаловки: кроме частных и малоквартирных домов тут есть дореволюционная промышленная архитектура, хотя часть ее находится в закрытых промзонах. Самый любопытный образец — Красная Башня (на фото), бывшая частью то ли винокуренного завода, то ли нобелевских складов, то ли складов общества «Мазут». Сейчас в здании — сауна и номера.

Через несколько кварталов на Ногина — еще одно здание начала прошлого века: занятый сейчас различными конторами полудеревянный, полукаменный дом с резными наличниками. Дмитрий Поповский, архитектор, ведущий блог об истории города, считает это здание не уступающим ряду признанных новосибирских памятников архитектуры, — но оно безвестно, не имеет никакого статуса, и поэтому беззащитно.

Через несколько кварталов на Ногина — еще одно здание начала прошлого века: занятый сейчас различными конторами полудеревянный, полукаменный дом с резными наличниками. Дмитрий Поповский, архитектор, ведущий блог об истории города, считает это здание не уступающим ряду признанных новосибирских памятников архитектуры, — но оно безвестно, не имеет никакого статуса, и поэтому беззащитно.

Жители этого двухэтажного дома на 10 квартир жалуются, что им не дают данных о том, когда он был построен, и не хотят включать его в ветхий фонд. Часть дома заброшена и разрушается. Обитаемую квартиру на втором этаже поддерживают подпорки-рельсы.

Жители этого двухэтажного дома на 10 квартир жалуются, что им не дают данных о том, когда он был построен, и не хотят включать его в ветхий фонд. Часть дома заброшена и разрушается. Обитаемую квартиру на втором этаже поддерживают подпорки-рельсы.

«А тут у нас коммерсант живет», — один из жильцов обустроил себе отдельный вход и гордо обшил свою часть дома сайдингом. Прочие же жильцы ограничились тем, что обустроили себе туалеты, выведенные в выгребную яму.

«А тут у нас коммерсант живет», — один из жильцов обустроил себе отдельный вход и гордо обшил свою часть дома сайдингом. Прочие же жильцы ограничились тем, что обустроили себе туалеты, выведенные в выгребную яму.

…Сойдя с ул. Ногина, по тропинке мы попадаем уже в настоящую Нахаловку — лабиринт частного сектора. Такой Нахаловка была уже в начале ХХ века. Сейчас в Большой Нахаловке — несколько сотен домов. Когда-то сердцем (или мозгом, или желудком) этого района был маслозавод, на котором многие местные работали, — но его снесли и вместо него в лоскутный ковер Нахаловки вклинивается с Владимировской огромный склад «ЖелДорЭкспедиции».

…Сойдя с ул. Ногина, по тропинке мы попадаем уже в настоящую Нахаловку — лабиринт частного сектора. Такой Нахаловка была уже в начале ХХ века. Сейчас в Большой Нахаловке — несколько сотен домов. Когда-то сердцем (или мозгом, или желудком) этого района был маслозавод, на котором многие местные работали, — но его снесли и вместо него в лоскутный ковер Нахаловки вклинивается с Владимировской огромный склад «ЖелДорЭкспедиции».

Ближе к реке, на ул. 2-й Лодочной, находится — на окраине чьего-то заросшего участка, охраняемого раздражительным псом, — еще одна краснокирпичная индустриальная старина — небольшая башенка неизвестного назначения (скорее всего, водоподъемная).

Ближе к реке, на ул. 2-й Лодочной, находится — на окраине чьего-то заросшего участка, охраняемого раздражительным псом, — еще одна краснокирпичная индустриальная старина — небольшая башенка неизвестного назначения (скорее всего, водоподъемная).

Старожилы говорят, что во времена их детства на берегу был неплохой пляж, — сейчас же берег замусорен, покрыт мертвыми деревьями, похожими на скелеты погибших животных. Единственные отдыхающие, которых здесь можно встретить, — рыбаки в резиновых ботфортах.

Старожилы говорят, что во времена их детства на берегу был неплохой пляж, — сейчас же берег замусорен, покрыт мертвыми деревьями, похожими на скелеты погибших животных. Единственные отдыхающие, которых здесь можно встретить, — рыбаки в резиновых ботфортах.

Вернувшись к жилью — на ул. Сургутскую, мы обнаруживаем, что нахаловцы внесли свой вклад в строительство атомных подводных лодок и педагогику творческого досуга молодежи РФ. Показавшая нам памятник местная жительница Вера Петровна рассказывает, что живет здесь с рождения и с детства помнит «Радьку и Стальку»…

Вернувшись к жилью — на ул. Сургутскую, мы обнаруживаем, что нахаловцы внесли свой вклад в строительство атомных подводных лодок и педагогику творческого досуга молодежи РФ. Показавшая нам памятник местная жительница Вера Петровна рассказывает, что живет здесь с рождения и с детства помнит «Радьку и Стальку»…

…«У меня сестры живут в казенных домах (многоквартирных. — Е.П.), а я не хочу. Я выйду — и вокруг всё мое. А там ни брякни, ни стукни». Вера Петровна рассказывает, что в позапрошлом году практически во все дома Нахаловки провели воду, «причем бесплатно сделали», а скоро появится газ (с 2010 года Новосибирске неспешно действует программа обустройства частного сектора благами цивилизации). Но в случае с газом нахаловцы дружно опасаются, что это будет дороже для каждого домохозяйства, чем обещано. Сейчас же дома топят дровами и углем. Канализации нет — у каждого своя выгребная яма.

…«У меня сестры живут в казенных домах (многоквартирных. — Е.П.), а я не хочу. Я выйду — и вокруг всё мое. А там ни брякни, ни стукни». Вера Петровна рассказывает, что в позапрошлом году практически во все дома Нахаловки провели воду, «причем бесплатно сделали», а скоро появится газ (с 2010 года Новосибирске неспешно действует программа обустройства частного сектора благами цивилизации). Но в случае с газом нахаловцы дружно опасаются, что это будет дороже для каждого домохозяйства, чем обещано. Сейчас же дома топят дровами и углем. Канализации нет — у каждого своя выгребная яма.

Впрочем, вода есть не во всех домах: на улице ее набирают мужчина и две женщины — беженцы с Донбасса. Рассказывают, что снимают домик из двух комнат и кухни — без воды — за 6 тыс. руб. в месяц.

Впрочем, вода есть не во всех домах: на улице ее набирают мужчина и две женщины — беженцы с Донбасса. Рассказывают, что снимают домик из двух комнат и кухни — без воды — за 6 тыс. руб. в месяц.

На фото — довольно типичный по масштабам нахаловский домик. Ему недавно исполнилось сто лет, — но историческое лицо также недавно скрыли под сайдингом, который в этих местах вообще явно считается признаком хорошего тона.

На фото — довольно типичный по масштабам нахаловский домик. Ему недавно исполнилось сто лет, — но историческое лицо также недавно скрыли под сайдингом, который в этих местах вообще явно считается признаком хорошего тона.

Кирпичный новострой со львами в китайском вкусе в самом начале ул. Ногина. Не считая львов, это типичный нахаловский «хороший новый дом»: тут практически не строят ничего особо большого; «новорусских» или «цыганских» эксцентричных замков не попадается.

Кирпичный новострой со львами в китайском вкусе в самом начале ул. Ногина. Не считая львов, это типичный нахаловский «хороший новый дом»: тут практически не строят ничего особо большого; «новорусских» или «цыганских» эксцентричных замков не попадается.

Этот дом площадью 55 кв. м с участком 3,2 сотки, водопроводом и санузлом продают за 2,6 млн руб. Обращенная к улице часть дома — 1938 года постройки, другая, новая часть — 1998 года. Дом и земля находятся в собственности.

Этот дом площадью 55 кв. м с участком 3,2 сотки, водопроводом и санузлом продают за 2,6 млн руб. Обращенная к улице часть дома — 1938 года постройки, другая, новая часть — 1998 года. Дом и земля находятся в собственности.

Статусом законных домо- и землевладельцев может похвастаться — по оценкам местных жителей — примерно половина нахаловцев. У некоторых на легализацию ушли годы, а некоторым так и не удалось ее добиться — в тех случаях, когда дома построены в недопустимой пожарными нормами близости. Кстати, заметно, что память об опасности пожара у нахаловцев (а большинство тех, с кем пообщались корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТИ, — местные уже во втором и третьем поколениях), видимо, в крови: местоположение и состояние пожарных гидрантов всплывает в каждом разговоре о местной инфраструктуре.

Статусом законных домо- и землевладельцев может похвастаться — по оценкам местных жителей — примерно половина нахаловцев. У некоторых на легализацию ушли годы, а некоторым так и не удалось ее добиться — в тех случаях, когда дома построены в недопустимой пожарными нормами близости. Кстати, заметно, что память об опасности пожара у нахаловцев (а большинство тех, с кем пообщались корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТИ, — местные уже во втором и третьем поколениях), видимо, в крови: местоположение и состояние пожарных гидрантов всплывает в каждом разговоре о местной инфраструктуре.

На ул. Оренбургской мы натыкаемся на недоделанную детскую площадку. Молодой мужчина, играющий с детьми, представляется Олегом, старшим по ул. Оренбургской: «Мы вначале делали детскую площадку своими усилиями, потом подключились депутаты. Вот сейчас оградим заборчиками. Детей у нас на улице много, поэтому стараюсь».

На ул. Оренбургской мы натыкаемся на недоделанную детскую площадку. Молодой мужчина, играющий с детьми, представляется Олегом, старшим по ул. Оренбургской: «Мы вначале делали детскую площадку своими усилиями, потом подключились депутаты. Вот сейчас оградим заборчиками. Детей у нас на улице много, поэтому стараюсь».

Олег демонстрирует главную проблему Оренбургской — значительный отрезок ее не заасфальтирован и не освещен: «У нас тут как конец света. В дождь тут всё размывает страшно — мы в прошлом году сломали две коляски в грязи. Хожу по инстанциям. Раньше обещали сделать дорогу, теперь сказали: забудьте».

Олег демонстрирует главную проблему Оренбургской — значительный отрезок ее не заасфальтирован и не освещен: «У нас тут как конец света. В дождь тут всё размывает страшно — мы в прошлом году сломали две коляски в грязи. Хожу по инстанциям. Раньше обещали сделать дорогу, теперь сказали: забудьте».

Криминала, воспетого в городских легендах, по словам местных, стало гораздо меньше. «Наверное, поумирали», — констатирует интеллигентный молодой человек. «Я спокойно ночью выхожу — тишина! Вот в 90-е мальчики здесь шаманили», — говорит жительница ул. Ногина. «В 1990-е и 2000-е — по улице вечером не пройдешь, такси не заезжало. Меня самого раз по голове ударили, телефон вытащили, — продолжает Олег. — Сейчас спокойнее, осталась одна напасть — наркоманы, которые тут делают закладки. Мы их гоняем».

Криминала, воспетого в городских легендах, по словам местных, стало гораздо меньше. «Наверное, поумирали», — констатирует интеллигентный молодой человек. «Я спокойно ночью выхожу — тишина! Вот в 90-е мальчики здесь шаманили», — говорит жительница ул. Ногина. «В 1990-е и 2000-е — по улице вечером не пройдешь, такси не заезжало. Меня самого раз по голове ударили, телефон вытащили, — продолжает Олег. — Сейчас спокойнее, осталась одна напасть — наркоманы, которые тут делают закладки. Мы их гоняем».

Разговоры о том, что на месте Нахаловки должны появиться современные дома ведутся давно, но до появления инвесторов, желающих расселить жителей огромной подтопляемой территории, дело не доходит.

Разговоры о том, что на месте Нахаловки должны появиться современные дома ведутся давно, но до появления инвесторов, желающих расселить жителей огромной подтопляемой территории, дело не доходит.

Елена Полякова
Фото Ольги Бурлаковой

34774 прочтения Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (68)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.20318