Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 56 800 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Дом на улице Парижской (фоторепортаж)

В гостях в 160-метровом коттедже с огромной библиотекой — его хозяин поставил кресла в стиле модерн у камина, смотрит в окно из ванной на ёлки и имеет винный погребок

На месте знаменитых «Чкаловских дач» в сосновом лесу на берегу Оби растет коттеджный поселок «Европейский». Одним из первых свой дом здесь построил директор управляющей компании поселка Владимир Разуваев — и одним из первых же здесь поселился. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ познакомились с интерьером одного из самых европейских снаружи и русских внутри домов.

«Я вырос в Горно-Алтайске, в своем доме на берегу реки. Для меня даже нет выбора между квартирой и домом — только дом», — говорит Владимир Иванович Разуваев, хозяин дома. В кирпичный дом на ул. Парижская семья Разуваевых переехала чуть больше года назад. Проектировал его новосибирский архитектор Юрий Куликов.

«Я вырос в Горно-Алтайске, в своем доме на берегу реки. Для меня даже нет выбора между квартирой и домом — только дом», — говорит Владимир Иванович Разуваев, хозяин дома. В кирпичный дом на ул. Парижская семья Разуваевых переехала чуть больше года назад. Проектировал его новосибирский архитектор Юрий Куликов.

Общая площадь одноэтажного дома — 160 кв. м, 84 из них — единое пространство, функционально разделенное на кухню-столовую, кабинет и гостиную. Единого стиля не придерживались: например, кухня, сделанная на заказ по проекту Юрия Куликова, получилась современной и по стилю, и по оснащению, а зона столовой и гостиная — приближенными к классике. «При строительстве мы ломали какие-то свои стереотипы, — рассказывает Татьяна. — Например, думали, куда повесить кухонные шкафы, а Юра нам сказал: никаких шкафов, все будет на одной линии!».

Общая площадь одноэтажного дома — 160 кв. м, 84 из них — единое пространство, функционально разделенное на кухню-столовую, кабинет и гостиную. Единого стиля не придерживались: например, кухня, сделанная на заказ по проекту Юрия Куликова, получилась современной и по стилю, и по оснащению, а зона столовой и гостиная — приближенными к классике. «При строительстве мы ломали какие-то свои стереотипы, — рассказывает Татьяна. — Например, думали, куда повесить кухонные шкафы, а Юра нам сказал: никаких шкафов, все будет на одной линии!».

Многие вещи, по словам хозяев, в их дом «приходят сами». К столу их привел мебельщик, и он идеально подошел к выбранной дизайнером напольной плитке. Стул во главе стола был приобретен случайно: Владимир Иванович встретил его на ярмарке возле оперного театра. «Всякая толкотня, мелочевка — и вдруг я вижу вот это», — рассказывает хозяин. Пройти мимо он, конечно, не смог.

Многие вещи, по словам хозяев, в их дом «приходят сами». К столу их привел мебельщик, и он идеально подошел к выбранной дизайнером напольной плитке. Стул во главе стола был приобретен случайно: Владимир Иванович встретил его на ярмарке возле оперного театра. «Всякая толкотня, мелочевка — и вдруг я вижу вот это», — рассказывает хозяин. Пройти мимо он, конечно, не смог.

Рабочую зону Владимира Ивановича, кандидата юридических наук и директора ГК «Инвестор», Юрий Куликов поместил напротив входа в дом. По признанию хозяина, было очень непривычно, но потом он такое решение оценил. «Это центральная зона, она не замкнута, в ней я могу наблюдать все пространство», — объяснил он. «Кабинетную» стену и портал камина в гостиной по замыслу архитектора выложили натуральным камнем.

Рабочую зону Владимира Ивановича, кандидата юридических наук и директора ГК «Инвестор», Юрий Куликов поместил напротив входа в дом. По признанию хозяина, было очень непривычно, но потом он такое решение оценил. «Это центральная зона, она не замкнута, в ней я могу наблюдать все пространство», — объяснил он. «Кабинетную» стену и портал камина в гостиной по замыслу архитектора выложили натуральным камнем.

Библиотека в гостиной была задумана изначально. По словам Татьяны, стена, которую она занимает, — единственное, что осталось от старой «Чкаловской дачи», на месте которой был выстроен новый дом. Несмотря на масштабы книжных стеллажей, книги вошли далеко не все, отметил Владимир Иванович, — им и картинам постоянно не хватает места.

Библиотека в гостиной была задумана изначально. По словам Татьяны, стена, которую она занимает, — единственное, что осталось от старой «Чкаловской дачи», на месте которой был выстроен новый дом. Несмотря на масштабы книжных стеллажей, книги вошли далеко не все, отметил Владимир Иванович, — им и картинам постоянно не хватает места.

Камин в гостиной, безусловно, — центр комнаты. Его хозяева разжигают каждый раз по возвращении домой, и «дом оживает прямо на глазах», говорят они. При подборе обстановки ориентировались не на картинку, а на удобство — так здесь появился диван с низкой спинкой, удобный и не мешающий взгляду, пара кресел в стиле модерн, в которых хорошо сидеть с книгой у камина, теплые коврики ручной работы.

Камин в гостиной, безусловно, — центр комнаты. Его хозяева разжигают каждый раз по возвращении домой, и «дом оживает прямо на глазах», говорят они. При подборе обстановки ориентировались не на картинку, а на удобство — так здесь появился диван с низкой спинкой, удобный и не мешающий взгляду, пара кресел в стиле модерн, в которых хорошо сидеть с книгой у камина, теплые коврики ручной работы.

Бóльшая часть картин в доме, рассказал Владимир Иванович, привезены с Алтая и принадлежат кисти местных живописцев. «Мне нравится Алтай, мне нравится размещение себя, художника в природе, поиск своего места там», — объясняет хозяин дома. Есть среди картин полотна новосибирских мастеров, таких как Анатолий Никольский и Виктор Бухаров, есть и «добытые» в заграничных поездках.

Бóльшая часть картин в доме, рассказал Владимир Иванович, привезены с Алтая и принадлежат кисти местных живописцев. «Мне нравится Алтай, мне нравится размещение себя, художника в природе, поиск своего места там», — объясняет хозяин дома. Есть среди картин полотна новосибирских мастеров, таких как Анатолий Никольский и Виктор Бухаров, есть и «добытые» в заграничных поездках.

В доме два санузла, каждый со своим хозяином. Владимир Иванович облюбовал для себя просторную ванную с окном, в которое видны ели. «Конечно, я тут читаю — это тоже библиотека. У меня везде библиотека», — смеется хозяин, показывая полку и лампу для чтения над ванной. Татьяна выбрала душ, а на полу «муж, как главный добытчик, жене постелил волков». Здесь же небольшая прачечная зона и встроенный шкаф.

В доме два санузла, каждый со своим хозяином. Владимир Иванович облюбовал для себя просторную ванную с окном, в которое видны ели. «Конечно, я тут читаю — это тоже библиотека. У меня везде библиотека», — смеется хозяин, показывая полку и лампу для чтения над ванной. Татьяна выбрала душ, а на полу «муж, как главный добытчик, жене постелил волков». Здесь же небольшая прачечная зона и встроенный шкаф.

Звериных шкур в доме несколько, все они, как и многие другие элементы интерьера, привезены с Алтая. Есть у Владимира Ивановича и настоящая волчья шуба, для особых сибирских холодов, — предмет восхищения заграничных гостей семьи.

Звериных шкур в доме несколько, все они, как и многие другие элементы интерьера, привезены с Алтая. Есть у Владимира Ивановича и настоящая волчья шуба, для особых сибирских холодов, — предмет восхищения заграничных гостей семьи.

Спальня на фоне остального дома выглядит будто незавершенной — сюда, говорит Татьяна, пока не «пришли» вещи, которые бы прижились. «У меня есть картина, нежные такие тюльпаны, я их думала сюда поместить. Сначала в одно место поставила, потом в другое — и они как-то "ушли" из этой комнаты», — рассказала она. Тумбочки супруги выбрали в ИКЕА, они похожи по стилю, но разные, как и лампы на них: свою, из тяжелого металла с матовым стеклом, Владимир Иванович нашел на блошином рынке в Бийске.

Спальня на фоне остального дома выглядит будто незавершенной — сюда, говорит Татьяна, пока не «пришли» вещи, которые бы прижились. «У меня есть картина, нежные такие тюльпаны, я их думала сюда поместить. Сначала в одно место поставила, потом в другое — и они как-то "ушли" из этой комнаты», — рассказала она. Тумбочки супруги выбрали в ИКЕА, они похожи по стилю, но разные, как и лампы на них: свою, из тяжелого металла с матовым стеклом, Владимир Иванович нашел на блошином рынке в Бийске.

Винный погреб — единственное помещение в доме, выходящее за границы одного уровня. Пока он не заполнен, здесь еще предстоит появиться стеллажам. В прошлую зиму тут наряду с винами хранились домашние заготовки семьи: в кедровой бочке — квашеная капуста, в банках — маринованные грибы.

Винный погреб — единственное помещение в доме, выходящее за границы одного уровня. Пока он не заполнен, здесь еще предстоит появиться стеллажам. В прошлую зиму тут наряду с винами хранились домашние заготовки семьи: в кедровой бочке — квашеная капуста, в банках — маринованные грибы.

Владимир Иванович не считает себя «квасным патриотом», но уверен, что русской культуре свойственна гармония. «Когда ты идешь за гармонией, ты приходишь к русскому», — убежден он. Поэтому зону отдыха — небольшой дом из бруса с видом на реку в 5 минутах ходьбы от основного дома — оформили в русском стиле. Гостей здесь встречает придуманная хозяином печь 3 в 1: это одновременно русская, узбекская и азербайджанская печь.

Владимир Иванович не считает себя «квасным патриотом», но уверен, что русской культуре свойственна гармония. «Когда ты идешь за гармонией, ты приходишь к русскому», — убежден он. Поэтому зону отдыха — небольшой дом из бруса с видом на реку в 5 минутах ходьбы от основного дома — оформили в русском стиле. Гостей здесь встречает придуманная хозяином печь 3 в 1: это одновременно русская, узбекская и азербайджанская печь.

Русская печь с лежанкой занимает и центральное пространство единственной комнаты домика. Готовит Владимир Иванович сам, однажды, вспоминает Татьяна, даже устроил вместе с другом — шеф-поваром — небольшое кулинарное состязание. Возле печи простой деревянный стол и две лавки — место сбора гостей. «Стол ручной работы, весит 130 кг, — рассказала Татьяна. — Его заносили фрагментами: сначала занесли и сбили ножки, а потом заносили по частям столешню. Сейчас его не сдвинуть».

Русская печь с лежанкой занимает и центральное пространство единственной комнаты домика. Готовит Владимир Иванович сам, однажды, вспоминает Татьяна, даже устроил вместе с другом — шеф-поваром — небольшое кулинарное состязание. Возле печи простой деревянный стол и две лавки — место сбора гостей. «Стол ручной работы, весит 130 кг, — рассказала Татьяна. — Его заносили фрагментами: сначала занесли и сбили ножки, а потом заносили по частям столешню. Сейчас его не сдвинуть».

В этом «нижнем», как его называют хозяева, доме тоже есть зона для работы — здесь, ближе к реке и природе, лучше пишется, говорит Владимир Иванович. Сюда же скоро переедет и часть библиотеки. Есть здесь и небольшая, современная, как и в «верхнем» доме, кухня, но в целом мебель простая и куплена в основном в ИКЕА.

В этом «нижнем», как его называют хозяева, доме тоже есть зона для работы — здесь, ближе к реке и природе, лучше пишется, говорит Владимир Иванович. Сюда же скоро переедет и часть библиотеки. Есть здесь и небольшая, современная, как и в «верхнем» доме, кухня, но в целом мебель простая и куплена в основном в ИКЕА.

Шведские плетеные кресла и стеклянный столик идеально вписались в обстановку веранды сибирского дома и соседствуют с ширмой с персонажами алтайского эпоса из войлока. Веранду еще ждет остекление — отсюда открывается вид на реку, а по вечерам — на изумительные закаты. Остекление здесь, как и в «верхнем» доме, особое и тоже выполнено вручную мастером, которого архитекторы передают от клиента к клиенту, — в компаниях заказать такие большие окна оказалось невозможно.

Шведские плетеные кресла и стеклянный столик идеально вписались в обстановку веранды сибирского дома и соседствуют с ширмой с персонажами алтайского эпоса из войлока. Веранду еще ждет остекление — отсюда открывается вид на реку, а по вечерам — на изумительные закаты. Остекление здесь, как и в «верхнем» доме, особое и тоже выполнено вручную мастером, которого архитекторы передают от клиента к клиенту, — в компаниях заказать такие большие окна оказалось невозможно.

Особое место в «нижнем» доме занимают проигрыватель и звуковая система с ламповыми усилителями. «Местные умельцы, инженеры-радиотехники, находят где-то эти блоки и собирают их — это настоящие диффузоры, — рассказывает Владимир Иванович. — Аппаратура здесь 70-х годов, а может, и старше».

Особое место в «нижнем» доме занимают проигрыватель и звуковая система с ламповыми усилителями. «Местные умельцы, инженеры-радиотехники, находят где-то эти блоки и собирают их — это настоящие диффузоры, — рассказывает Владимир Иванович. — Аппаратура здесь 70-х годов, а может, и старше».

Еще одна русская печь скрывается в сауне. «Это очень сложное инженерное сооружение: там есть внутри печь, затем воздушное пространство и рубашка, тоже кирпичная, — объясняет Владимир Иванович. — Поэтому тепло у нее очень мягкое, глубокое, проникающее, лечебное».

Еще одна русская печь скрывается в сауне. «Это очень сложное инженерное сооружение: там есть внутри печь, затем воздушное пространство и рубашка, тоже кирпичная, — объясняет Владимир Иванович. — Поэтому тепло у нее очень мягкое, глубокое, проникающее, лечебное».

«Нижний» дом, по словам хозяина, обошелся не очень дорого — материалы местные. На строительство «верхнего» дома ушло порядка 10 млн руб. «Мы хотели сделать европейский дом в лучшем смысле этого слова, когда все продумано и практично, — говорит Татьяна. — Мы к этому стремились, и, я считаю, получилось». Темный фасад модернистского дома придумала архитектор Анастасия Семенова, а его «лицом» стал добытый из лесной реки сланец — Владимир Иванович указывает на схожесть его формы с женским профилем и называет «Нефертити». «Это его лицо, символ, душа, в конце концов. В этой фигуре слишком много», — говорит хозяин.

«Нижний» дом, по словам хозяина, обошелся не очень дорого — материалы местные. На строительство «верхнего» дома ушло порядка 10 млн руб. «Мы хотели сделать европейский дом в лучшем смысле этого слова, когда все продумано и практично, — говорит Татьяна. — Мы к этому стремились, и, я считаю, получилось». Темный фасад модернистского дома придумала архитектор Анастасия Семенова, а его «лицом» стал добытый из лесной реки сланец — Владимир Иванович указывает на схожесть его формы с женским профилем и называет «Нефертити». «Это его лицо, символ, душа, в конце концов. В этой фигуре слишком много», — говорит хозяин.

Лиза Пичугина
Фото Ольги Бурлаковой

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ ищет красивые и интересные интерьеры. Если вы сумели сделать ремонт в доме или квартире своими руками или вы дизайнер интерьеров с хорошим портфолио, пишите нам на realty.news@office.ngs.ru.

32798 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (94)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.19436