Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 56 200 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Каталог новостроек переехал на N1.RU

Смотрите жилые комплексы на карте города. Используйте фильтры, чтобы выбрать
объект своей мечты. Следите за ходом строительтсва по фотоотчётам.

Искать новостройки на N1.RU

Тайны «Дома грузчиков» (фоторепортаж)

В Новосибирске нашелся дом, такой же легендарный, как стоквартирный, — прогулка по зданию с величественной колоннадой, исчезнувшим фонтаном и потомками революционеров

В центре неуютной промзоны на Фабричной над перегруженной магистралью стоит дом, не менее легендарный, чем знаменитый стоквартирный, но гораздо менее известный. Когда-то в его дворе бил фонтан и показывали кино, а теперь в квартирах прохудились потолки. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ погуляли между колоннами и пообщались с жителями «Дома грузчиков» — памятника архитектуры и победившего рабочего класса.

«Дом грузчиков» на ул. Фабричная, 6 — один из немногих памятников, сохранивший изначальное название. Он построен в 1936–1937 годах — ровесник знаменитого стоквартирного дома. Но, в отличие от него, стал достоянием не высшего класса, а рабочих.

«Дом грузчиков» на ул. Фабричная, 6 — один из немногих памятников, сохранивший изначальное название. Он построен в 1936–1937 годах — ровесник знаменитого стоквартирного дома. Но, в отличие от него, стал достоянием не высшего класса, а рабочих.

Построить дом предложил Сергей Шварц — сегодня, пожалуй, его назвали бы гражданским активистом. Он боролся за права грузчиков, устраивал забастовки, а став в 30-х партийным руководителем, решил возвести для своих бывших сотоварищей и их семей дом-монумент — символ стойкости рабочих и незыблемости советской власти, объяснил сотрудник музея города Новосибирска Константин Голодяев.

Построить дом предложил Сергей Шварц — сегодня, пожалуй, его назвали бы гражданским активистом. Он боролся за права грузчиков, устраивал забастовки, а став в 30-х партийным руководителем, решил возвести для своих бывших сотоварищей и их семей дом-монумент — символ стойкости рабочих и незыблемости советской власти, объяснил сотрудник музея города Новосибирска Константин Голодяев.

Проект разработал Клавдий Осипов — автор комплекса домов на пл. Калинина и проекта реконструкции театра «Красный факел». Архитектор Игорь Поповский отмечает достаточно неординарное стилистическое решение дома — его элементы приписывают и конструктивизму, и постконструктивизму. По его мнению, дом имеет типичные формы классического построения. «Но сказать, что это в чистом виде классика, нельзя — она очень интерпретированная, авторская, и мне напоминает речные вокзалы сталинского времени», — говорит он.

Проект разработал Клавдий Осипов — автор комплекса домов на пл. Калинина и проекта реконструкции театра «Красный факел». Архитектор Игорь Поповский отмечает достаточно неординарное стилистическое решение дома — его элементы приписывают и конструктивизму, и постконструктивизму. По его мнению, дом имеет типичные формы классического построения. «Но сказать, что это в чистом виде классика, нельзя — она очень интерпретированная, авторская, и мне напоминает речные вокзалы сталинского времени», — говорит он.

Классические элементы — крытый балкон-галерея с колоннадой, на котором до 90-х красовалась надпись «Дом грузчиков», декоративный аттик под карнизом, парадный декор на главном фасаде. По мнению Поповского, все в этом доме удачно: и само архитектурное решение, и то, как он замыкает малую перспективу улицы, открывающуюся из-за поворота Фабричной, и его сочетание с соседним «Домом Речпорта».

Классические элементы — крытый балкон-галерея с колоннадой, на котором до 90-х красовалась надпись «Дом грузчиков», декоративный аттик под карнизом, парадный декор на главном фасаде. По мнению Поповского, все в этом доме удачно: и само архитектурное решение, и то, как он замыкает малую перспективу улицы, открывающуюся из-за поворота Фабричной, и его сочетание с соседним «Домом Речпорта».

Региональным памятником архитектуры дом признали в 2000 году. Спустя 15 лет роскошь неоклассицизма заметно обветшала. В этом году «Дом грузчиков» попал в программу капремонта, и сейчас в нем активно ведутся работы: перекрывается крыша, заменяются коммуникации и проводка. Единственное, сокрушается председатель совета дома Ольга Чуркина, откладывается ремонт фасада — он запланирован только на следующий год.

Региональным памятником архитектуры дом признали в 2000 году. Спустя 15 лет роскошь неоклассицизма заметно обветшала. В этом году «Дом грузчиков» попал в программу капремонта, и сейчас в нем активно ведутся работы: перекрывается крыша, заменяются коммуникации и проводка. Единственное, сокрушается председатель совета дома Ольга Чуркина, откладывается ремонт фасада — он запланирован только на следующий год.

Всего в доме 69 квартир: в крайних подъездах по три на площадку, в остальных — по две. Когда-то, вспоминает старожил дома Александр Платонов, в доме было печное отопление, но после войны его переоборудовали.

Всего в доме 69 квартир: в крайних подъездах по три на площадку, в остальных — по две. Когда-то, вспоминает старожил дома Александр Платонов, в доме было печное отопление, но после войны его переоборудовали.

Изначально квартира, которую Речпорт выделил Александру Даниловичу, была коммунальной: две обособленные комнаты будто специально создавались для двух семей. В ней крошечные туалет и ванная (раньше — душевая), сложной планировки кухня с нишей. Здесь должно быть узкое окошко, но оно, как и во многих других квартирах, заложено и видно только с улицы.

Изначально квартира, которую Речпорт выделил Александру Даниловичу, была коммунальной: две обособленные комнаты будто специально создавались для двух семей. В ней крошечные туалет и ванная (раньше — душевая), сложной планировки кухня с нишей. Здесь должно быть узкое окошко, но оно, как и во многих других квартирах, заложено и видно только с улицы.

Александра Даниловича дом полностью устраивает: хорошие комнаты, высокие потолки. «Если что-то не нравится — переделываем», — оптимистично заявляет он.

Александра Даниловича дом полностью устраивает: хорошие комнаты, высокие потолки. «Если что-то не нравится — переделываем», — оптимистично заявляет он.

Впрочем, ремонт в этом доме, говорит его соседка Любовь Бессонова, — дело очень затратное и непростое. Семья Бессоновых живет на 4-м этаже в 5-этажной, центральной, части дома, но из-за прохудившейся крыши и старых труб квартиру заливает, а старая штукатурка под новыми обоями осыпается.

Впрочем, ремонт в этом доме, говорит его соседка Любовь Бессонова, — дело очень затратное и непростое. Семья Бессоновых живет на 4-м этаже в 5-этажной, центральной, части дома, но из-за прохудившейся крыши и старых труб квартиру заливает, а старая штукатурка под новыми обоями осыпается.

Центральная часть дома выходит на шумную, постоянно стоящую в пробке Фабричную. Шум с нее мешает, признаются жители, зато вид на левый берег Оби с высоких этажей открывается красивый. «Пятилетний внук смотрит туда — а у нас же тут Горскую видно — и говорит: "Это Нью-Йорк!"», — смеется Любовь Бессонова.

Центральная часть дома выходит на шумную, постоянно стоящую в пробке Фабричную. Шум с нее мешает, признаются жители, зато вид на левый берег Оби с высоких этажей открывается красивый. «Пятилетний внук смотрит туда — а у нас же тут Горскую видно — и говорит: "Это Нью-Йорк!"», — смеется Любовь Бессонова.

С протекающей крышей столкнулась и семья Ирины, но к ремонту пока не приступают — займутся, когда крышу перекроют. Хозяйка квартиры призналась, что хотела бы сделать перепланировку, но нельзя: «Архитектурный памятник, даже если мы стену между ванной и туалетом снесем — уже нарушение», — разводит руками Ирина.

С протекающей крышей столкнулась и семья Ирины, но к ремонту пока не приступают — займутся, когда крышу перекроют. Хозяйка квартиры призналась, что хотела бы сделать перепланировку, но нельзя: «Архитектурный памятник, даже если мы стену между ванной и туалетом снесем — уже нарушение», — разводит руками Ирина.

В «Дом грузчиков» их семья переехала в 2007 году: до работы — 15 минут, с автовокзала можно уехать куда угодно. С инфраструктурой только плохо: после введения развязки на Южной площади и переноса светофора, чтобы пройти к супермаркету «Мегас», приходится делать серьезный крюк или рискованно бежать через дорогу, а больше в шаговой доступности супермаркетов нет. Александр Платонов помнит на первом этаже и хлебный магазин, и обувной, и мануфактурный — сейчас здесь продают окна и крепеж, а продуктовый появился совсем недавно. До ближайших школ — не меньше 15 минут пешком.

В «Дом грузчиков» их семья переехала в 2007 году: до работы — 15 минут, с автовокзала можно уехать куда угодно. С инфраструктурой только плохо: после введения развязки на Южной площади и переноса светофора, чтобы пройти к супермаркету «Мегас», приходится делать серьезный крюк или рискованно бежать через дорогу, а больше в шаговой доступности супермаркетов нет. Александр Платонов помнит на первом этаже и хлебный магазин, и обувной, и мануфактурный — сейчас здесь продают окна и крепеж, а продуктовый появился совсем недавно. До ближайших школ — не меньше 15 минут пешком.

В 2007 году в «Доме грузчиков» двухкомнатную квартиру площадью 57,7 кв. м можно было купить за 1,7 млн рублей, сейчас «двушки» продаются за 2,58–2,61 млн руб., «трешки» — за 2,9–3,3 млн руб. Главным достоинством дома Ирина считает звукоизоляцию: соседей через толстые кирпичные стены практически не слышно. Жаль, балконы есть далеко не в каждой квартире.

В 2007 году в «Доме грузчиков» двухкомнатную квартиру площадью 57,7 кв. м можно было купить за 1,7 млн рублей, сейчас «двушки» продаются за 2,58–2,61 млн руб., «трешки» — за 2,9–3,3 млн руб. Главным достоинством дома Ирина считает звукоизоляцию: соседей через толстые кирпичные стены практически не слышно. Жаль, балконы есть далеко не в каждой квартире.

Жителям угловых подъездов отсутствие балконов могла бы заменить кровля стилобата. Похоже, что террасы здесь были задуманы изначально: выходы на них имеются, но сейчас они закрыты. В планах совета дома есть их благоустройство, призналась Ольга Чуркина, но это на перспективу.

Жителям угловых подъездов отсутствие балконов могла бы заменить кровля стилобата. Похоже, что террасы здесь были задуманы изначально: выходы на них имеются, но сейчас они закрыты. В планах совета дома есть их благоустройство, призналась Ольга Чуркина, но это на перспективу.

Среди жителей, рассказала она, еще есть потомки тех самых грузчиков, для которых построили дом: «Коренные жители собираются во дворе до сих пор, они очень дружные, как семья». Некоторые семьи породнились, их дети переженились и называют свой двор Санта-Барбарой. Историю дома помнят многие и, конечно, гордятся им.

Среди жителей, рассказала она, еще есть потомки тех самых грузчиков, для которых построили дом: «Коренные жители собираются во дворе до сих пор, они очень дружные, как семья». Некоторые семьи породнились, их дети переженились и называют свой двор Санта-Барбарой. Историю дома помнят многие и, конечно, гордятся им.

Раньше во дворе была будочка и с десяток лавочек — по вечерам жителям показывали кино, вспомнил Александр Платонов. Еще был фонтан — сейчас на его месте разбит цветник. «Фонтан нам не восстановят, так и сказали: затраты большие, содержать его никто не будет», — огорченно говорит Ольга Чуркина. Фонтаны когда-то были и в соседском городском саду «Александровский»: по данным Константина Голодяева, открытый в 1912 году, он был самым благоустроенным в городе. «Сегодня на месте бывшего аристократического сада — зияющие пустыми окнами заброшенные корпуса химзавода № 759, эвакуированного к нам из Подмосковья в трагическом 1941-м», — отмечает историк в книге «Парки и скверы Ново-Николаевска — Новосибирска: исторические метки».

Раньше во дворе была будочка и с десяток лавочек — по вечерам жителям показывали кино, вспомнил Александр Платонов. Еще был фонтан — сейчас на его месте разбит цветник. «Фонтан нам не восстановят, так и сказали: затраты большие, содержать его никто не будет», — огорченно говорит Ольга Чуркина. Фонтаны когда-то были и в соседском городском саду «Александровский»: по данным Константина Голодяева, открытый в 1912 году, он был самым благоустроенным в городе. «Сегодня на месте бывшего аристократического сада — зияющие пустыми окнами заброшенные корпуса химзавода № 759, эвакуированного к нам из Подмосковья в трагическом 1941-м», — отмечает историк в книге «Парки и скверы Ново-Николаевска — Новосибирска: исторические метки».

«Дом грузчиков» вместе с «Домом Речпорта» — часть нереализованного проекта набережной 50–60-х годов. «Внизу, вместо первых причалов, должен быть Речной вокзал, дома составляли бы композицию неких фронтирующих зданий, которые раскрывали бы перспективу центра и транспортно-пешеходной эспланады», — рассказал Игорь Поповский. В комплекс зданий входили и специально построенные для семей грузчиков ясли — сейчас в этом здании расположен социально-реабилитационный центр для детей.

«Дом грузчиков» вместе с «Домом Речпорта» — часть нереализованного проекта набережной 50–60-х годов. «Внизу, вместо первых причалов, должен быть Речной вокзал, дома составляли бы композицию неких фронтирующих зданий, которые раскрывали бы перспективу центра и транспортно-пешеходной эспланады», — рассказал Игорь Поповский. В комплекс зданий входили и специально построенные для семей грузчиков ясли — сейчас в этом здании расположен социально-реабилитационный центр для детей.

По мнению Игоря Поповского, дом находится в состоянии «не то гадкого утенка, не то Золушки». Архитектор вспоминает, что, серый сегодня, он всегда был цветным — красным, зеленым. «Если его "умыть", возвратить цвет, он станет символом нового подхода к этой части города», — убежден Поповский. Тогда дом сможет задать тон реконструкции всего рабочего поселка. Но изменение цвета фасада дома-памятника вряд ли согласуют, сомневается Ольга Чуркина.

По мнению Игоря Поповского, дом находится в состоянии «не то гадкого утенка, не то Золушки». Архитектор вспоминает, что, серый сегодня, он всегда был цветным — красным, зеленым. «Если его "умыть", возвратить цвет, он станет символом нового подхода к этой части города», — убежден Поповский. Тогда дом сможет задать тон реконструкции всего рабочего поселка. Но изменение цвета фасада дома-памятника вряд ли согласуют, сомневается Ольга Чуркина.

Лиза Пичугина
Фото Татьяны Кривенко (1, 3–18), предоставлено Музеем города Новосибирска (2)

27371 прочтение Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (39)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.20335