Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 06 июня 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 58 000 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

«Квартиры просто терпеть не можем» (фоторепортаж)

«Квартиры просто терпеть не можем» (фоторепортаж)

Богачи из частного сектора в центре Новосибирска показали, как им живется в своих коттеджах — бильярд и бассейн в доме, цветы во дворе и жуткие дороги

Принято считать, что частный сектор в центре города некрасив и не нужен. Архитекторы и застройщики утверждают, что его нужно сносить, освобождая место под новое строительство. Большинство подразумевает ветхие и заброшенные дома, но все чаще среди них появляются новые — серьезные и крепкие, хозяева которых менять их на квартиры не согласны. Почему они тратят миллионы на жилье без хороших дорог и коммуникаций, разбирались корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ.

Данил Черкасов с семьей живет на ул. Красноармейская. 4 года назад они купили здесь участок земли со сгоревшим домом и за два года отстроили новый, двухэтажный. Участок, вспомнил Данил, обошелся тогда дешево, тысяч в 300–400, в строительство и отделку вложили порядка 6 млн руб. Родственники Черкасовых тоже живут рядом, на Далидовича и Лескова. «У нас никто не любит квартиры, просто терпеть не можем», — признался Данил. В доме есть все удобства и даже больше: благодаря газовому котлу здесь не зависят ни от городского режима отопления, ни от ежегодных профилактических отключений горячей воды. Школа и детский сад — буквально в двух кварталах дальше по улице, магазины тоже рядом. Единственный минус — это дорога, за которой некому следить: весной и осенью грязь и колеи, зимой проезд приходится чистить самостоятельно. Еще досаждают отели в частном секторе — их постояльцы путают адреса и часто заходят к Черкасовым.

Данил Черкасов с семьей живет на ул. Красноармейская. 4 года назад они купили здесь участок земли со сгоревшим домом и за два года отстроили новый, двухэтажный. Участок, вспомнил Данил, обошелся тогда дешево, тысяч в 300–400, в строительство и отделку вложили порядка 6 млн руб. Родственники Черкасовых тоже живут рядом, на Далидовича и Лескова. «У нас никто не любит квартиры, просто терпеть не можем», — признался Данил. В доме есть все удобства и даже больше: благодаря газовому котлу здесь не зависят ни от городского режима отопления, ни от ежегодных профилактических отключений горячей воды. Школа и детский сад — буквально в двух кварталах дальше по улице, магазины тоже рядом. Единственный минус — это дорога, за которой некому следить: весной и осенью грязь и колеи, зимой проезд приходится чистить самостоятельно. Еще досаждают отели в частном секторе — их постояльцы путают адреса и часто заходят к Черкасовым.

Семья Расула Цечоева 2 года назад из большой квартиры переехала в уже готовый дом на ул. Гурьевская площадью порядка 300 кв. м, тогда он стоил около 6 млн руб., еще примерно 2 млн потратили на его перестройку и отделку. Но сейчас хотят переехать — «ожидали большего», говорит парень. «Не устраивает расположение над дорогой, соседи слишком близко. Здесь устоялись какие-то свои понятия: попробуй поставь машину чуть-чуть дальше своего забора, тебе уже колеса прокалывают», — рассказывает он под грохот проезжающего мимо трамвая.

Семья Расула Цечоева 2 года назад из большой квартиры переехала в уже готовый дом на ул. Гурьевская площадью порядка 300 кв. м, тогда он стоил около 6 млн руб., еще примерно 2 млн потратили на его перестройку и отделку. Но сейчас хотят переехать — «ожидали большего», говорит парень. «Не устраивает расположение над дорогой, соседи слишком близко. Здесь устоялись какие-то свои понятия: попробуй поставь машину чуть-чуть дальше своего забора, тебе уже колеса прокалывают», — рассказывает он под грохот проезжающего мимо трамвая.

Особых преимуществ в жизни в доме Расул не видит — да, можно сделать сауну, посадить цветы, но на этом все. Да и вообще не место в центре города частным домам, уверен он — лучше бы они были на окраине.

Особых преимуществ в жизни в доме Расул не видит — да, можно сделать сауну, посадить цветы, но на этом все. Да и вообще не место в центре города частным домам, уверен он — лучше бы они были на окраине.

Николай Варнавский в 2000 году продал свою квартиру на ул. Фрунзе и купил на ул. Короленко, в 10 минутах пешком от пл. Пименова, участок с ветхим домом, на месте которого отстроил новый. Вместо 130 «квадратов» в «скворечнике», как он называет высотные дома, получилось 270 кв. м. Все затраты тогда составили 100 тыс. долл. (порядка 2,8 млн руб. по курсу того времени).

Николай Варнавский в 2000 году продал свою квартиру на ул. Фрунзе и купил на ул. Короленко, в 10 минутах пешком от пл. Пименова, участок с ветхим домом, на месте которого отстроил новый. Вместо 130 «квадратов» в «скворечнике», как он называет высотные дома, получилось 270 кв. м. Все затраты тогда составили 100 тыс. долл. (порядка 2,8 млн руб. по курсу того времени).

«Я пришел с работы, у меня внутренний дворик есть, могу отдохнуть, — говорит Николай Александрович. — Над головой не стучат, никто не заливает, пьяный сосед не рвется, я в выгодных условиях живу». Расходы, подсчитывает он, в 2 раза ниже, чем у сына, который живет в квартире площадью в два раза меньше. Самое дорогое — это газ зимой, он обходится в 4 тыс. руб. в месяц, электричество — 1,5 тыс. руб., вода — около 300 руб. Канализация городская, вывоз мусора организован, вся инфраструктура — в двух шагах, единственный недостаток — дороги не чистят.

«Я пришел с работы, у меня внутренний дворик есть, могу отдохнуть, — говорит Николай Александрович. — Над головой не стучат, никто не заливает, пьяный сосед не рвется, я в выгодных условиях живу». Расходы, подсчитывает он, в 2 раза ниже, чем у сына, который живет в квартире площадью в два раза меньше. Самое дорогое — это газ зимой, он обходится в 4 тыс. руб. в месяц, электричество — 1,5 тыс. руб., вода — около 300 руб. Канализация городская, вывоз мусора организован, вся инфраструктура — в двух шагах, единственный недостаток — дороги не чистят.

Свой дом Николай Варнавский спроектировал сам, предусмотрев бильярдный зал и баню с небольшим бассейном с водопадом в подвале — в обычной квартире такого себе не позволишь. Сносить частный сектор в городе, считает он, не нужно — лучше развивать. «Подлетаешь к Нью-Йорку, в центре — высотные дома, а все остальное жилье — как блин на сковороде. В Сиднее то же самое: есть центр, а все остальное — 1–2-этажные дома. Вот какой должен быть город», — убежден Николай Александрович.

Свой дом Николай Варнавский спроектировал сам, предусмотрев бильярдный зал и баню с небольшим бассейном с водопадом в подвале — в обычной квартире такого себе не позволишь. Сносить частный сектор в городе, считает он, не нужно — лучше развивать. «Подлетаешь к Нью-Йорку, в центре — высотные дома, а все остальное жилье — как блин на сковороде. В Сиднее то же самое: есть центр, а все остальное — 1–2-этажные дома. Вот какой должен быть город», — убежден Николай Александрович.

Яна и Григорий Симагиновы живут в частном секторе Калининского района, за магазином «Мегас» на Ипподромской, — в народе это место иногда именуют «Шанхаем». Участок принадлежал родителям Яны, в 2003 году здесь снесли ветхий дом и за лето из пеноблоков построили новый. В строительство уже вложили 1,5 млн руб., и сейчас дом достраивается — в итоге получится 120 кв. м.

Яна и Григорий Симагиновы живут в частном секторе Калининского района, за магазином «Мегас» на Ипподромской, — в народе это место иногда именуют «Шанхаем». Участок принадлежал родителям Яны, в 2003 году здесь снесли ветхий дом и за лето из пеноблоков построили новый. В строительство уже вложили 1,5 млн руб., и сейчас дом достраивается — в итоге получится 120 кв. м.

В «Шанхае» центральная канализация проведена еще не на все улицы: например, у Симагиновых вместо душа — баня во дворе, и там же туалет. «Канализация сейчас на уровне оформления документов, — рассказал Григорий. — Пока разговор идет о 18 тыс. руб. вступительного взноса, плюс 50 тыс. — магистраль».

В «Шанхае» центральная канализация проведена еще не на все улицы: например, у Симагиновых вместо душа — баня во дворе, и там же туалет. «Канализация сейчас на уровне оформления документов, — рассказал Григорий. — Пока разговор идет о 18 тыс. руб. вступительного взноса, плюс 50 тыс. — магистраль».

По словам Григория, в частном доме «надо пожить, почувствовать». Преимущества, безусловно, есть: машина во дворе всегда под присмотром, есть место для детей, огород и цветник. Дорога отсыпана щебенкой, чистят исправно, хотя здесь, подозревают Симагиновы, скорее всего, потрудилась «пробивная» старшая по улице. Сейчас, если бы предложили 7–10 млн руб., они бы продали дом и переехали в квартиру. «Но когда в доме все будет, тогда уже никуда не интересно будет переезжать», — говорит Григорий.

По словам Григория, в частном доме «надо пожить, почувствовать». Преимущества, безусловно, есть: машина во дворе всегда под присмотром, есть место для детей, огород и цветник. Дорога отсыпана щебенкой, чистят исправно, хотя здесь, подозревают Симагиновы, скорее всего, потрудилась «пробивная» старшая по улице. Сейчас, если бы предложили 7–10 млн руб., они бы продали дом и переехали в квартиру. «Но когда в доме все будет, тогда уже никуда не интересно будет переезжать», — говорит Григорий.

Дом 110 кв. м дальше по Кавалерийской Марина отстроила на месте ветхого 10 лет назад, тогда в строительство постепенно вложили около 1 млн руб. Сюда семья переехала из пригородной квартиры только потому, что на квартиру в городе денег не хватило, но переезжать снова в многоквартирный дом не торопится. Да и предложений интересных не поступало, призналась Марина.

Дом 110 кв. м дальше по Кавалерийской Марина отстроила на месте ветхого 10 лет назад, тогда в строительство постепенно вложили около 1 млн руб. Сюда семья переехала из пригородной квартиры только потому, что на квартиру в городе денег не хватило, но переезжать снова в многоквартирный дом не торопится. Да и предложений интересных не поступало, призналась Марина.

Жить в своем доме удобно: как хочешь — так и строишь, что хочешь — то и делаешь, говорит она. Главный минус помимо плохих дорог — то, что самому приходится дом обслуживать. «Если ты не специалист, это сложно, кого-то нанимать приходится — сантехника, электрика, разнорабочего». На вопрос о том, стоит ли оставлять в центре города частный сектор, Марина отметила, что «если дома нормальные — почему бы и нет».

Жить в своем доме удобно: как хочешь — так и строишь, что хочешь — то и делаешь, говорит она. Главный минус помимо плохих дорог — то, что самому приходится дом обслуживать. «Если ты не специалист, это сложно, кого-то нанимать приходится — сантехника, электрика, разнорабочего». На вопрос о том, стоит ли оставлять в центре города частный сектор, Марина отметила, что «если дома нормальные — почему бы и нет».

Семья Устименко в «Шанхае» живет с 1971 года. В 2000 году после пожара дом отстроили заново — получилось 98 кв. м. Все удобства в доме, но канализацию сюда не довели — отходы выкачивает специальная машина. Один вызов обходится в 500 руб., когда поднимаются грунтовые воды, машина приезжает 3–4 раза в месяц. Разговор о подключении канализации был, но затух: дорого, да и трубу газовой системы проложили под землей, другие коммуникации проводить запретили.

Семья Устименко в «Шанхае» живет с 1971 года. В 2000 году после пожара дом отстроили заново — получилось 98 кв. м. Все удобства в доме, но канализацию сюда не довели — отходы выкачивает специальная машина. Один вызов обходится в 500 руб., когда поднимаются грунтовые воды, машина приезжает 3–4 раза в месяц. Разговор о подключении канализации был, но затух: дорого, да и трубу газовой системы проложили под землей, другие коммуникации проводить запретили.

«Если бы нам предложили квартиру взамен дома, мы бы ее продали и купили все равно дом», — смеются Устименко. В округе есть все необходимое: рядом «Мегас», внутри жилмассива — две школы и детский сад, дальше по улице построили детскую площадку.

«Если бы нам предложили квартиру взамен дома, мы бы ее продали и купили все равно дом», — смеются Устименко. В округе есть все необходимое: рядом «Мегас», внутри жилмассива — две школы и детский сад, дальше по улице построили детскую площадку.

Проблема здесь только традиционно с дорогами и со светом. «Даже если поставят лампочки — они светят очень слабо, перегорают часто, менять их никто не торопится, темно», — пожаловалась Татьяна Устименко. Никакого ТСЖ, как в многоквартирных домах, на улицах нет, хотя есть уличные комитеты — каждый как может содержит и облагораживает кусочек прилегающей к участку общей территории.

Проблема здесь только традиционно с дорогами и со светом. «Даже если поставят лампочки — они светят очень слабо, перегорают часто, менять их никто не торопится, темно», — пожаловалась Татьяна Устименко. Никакого ТСЖ, как в многоквартирных домах, на улицах нет, хотя есть уличные комитеты — каждый как может содержит и облагораживает кусочек прилегающей к участку общей территории.

Архитекторы и застройщики неоднократно говорили о том, что совсем скоро земельные ресурсы Новосибирска истощатся и массовой реконструкции частного сектора будет не избежать. Уже сейчас этот процесс идет: выкупаются и застраиваются участки в районе станции метро «Октябрьская» и на левом берегу Оби. Другая причина — непритязательный вид частных домов, их неухоженность, которая бросается в глаза, особенно в центре. Обязать собственников домов следить за ними тоже предлагалось, но реализовать это крайне сложно.

Архитекторы и застройщики неоднократно говорили о том, что совсем скоро земельные ресурсы Новосибирска истощатся и массовой реконструкции частного сектора будет не избежать. Уже сейчас этот процесс идет: выкупаются и застраиваются участки в районе станции метро «Октябрьская» и на левом берегу Оби. Другая причина — непритязательный вид частных домов, их неухоженность, которая бросается в глаза, особенно в центре. Обязать собственников домов следить за ними тоже предлагалось, но реализовать это крайне сложно.

Лиза Пичугина
Фото Ольги Бурлаковой

43256 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (170)




Читайте также

Новости компаний
v.18735