Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 06 июня 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 58 700 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

«Унитаз был оторван от пола»

«Унитаз был оторван от пола»

Три новосибирца, решившие стать рантье, рассказали, сколько им удалось заработать и с какими проблемами они столкнулись

Доход от аренды — самый ленивый. Казалось бы, сдаешь квартиру, стабильно получаешь деньги и живешь в свое удовольствие. Но простым этот бизнес кажется только со стороны. Корреспондент НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ узнала у троих новосибирских рантье, с какими проблемами им приходится сталкиваться и сколько на самом деле можно заработать на аренде жилья.

Антон, 31 год, преподаватель: «Моя квартира находится на ул. Русской, она двухкомнатная. Мне она досталась в наследство, в плохом состоянии, поэтому сдаю я ее за 12 тыс. руб. в месяц плюс коммунальные услуги.

Сначала я решил поселить туда за очень дешево друга, чтобы он там все прибрал. Друг мой — ученый, ездит на конференции в другие страны, плюс ко всему коучсерфингом увлекается и зовет к себе иностранцев. Я ничего против не имел — это было весело: периодически туда приходить и тусить со всякими ребятами. И вот поселился у него негр по имени Джейсон. А потом друг мне говорит, что ему нужно уехать работать на пару месяцев, и он съезжает.

Он должен был Джейсону сказать, чтобы он тоже съезжал, но ничего толком ему не объяснил. Ни телефона его, никаких других контактов нет, как его ловить — непонятно. Я приезжал пару раз — его нет, но он там явно живет и в ус не дует: вещи его в комнате, еда какая-то в холодильнике есть.

Я не знал, что делать, потом решил, что надо уже с этой ситуацией разбираться. И я с помощью гугл-переводчика написал ему записку о том, что, вот, давай, свяжись-ка со мной. Я был даже не уверен, что он свяжется, думал, мне придется вызывать копов и отлавливать этого чувака. Но оказалось, все все-таки не так страшно. Он мне ответил, стал платить и пожил еще пару месяцев.

Там всегда жили полузнакомые люди, я поэтому, собственно, так недорого ее сдаю: мне удобнее, чтобы это были люди, за которых есть кому поручиться. Ни в какие агентства я не обращался. Моя же квартира? Моя. Значит, я ее сам буду сдавать.

Я человек довольно мягкий, и это мне, конечно, мешает, потому что какие-то вопросы можно было бы и пожестче решать. В итоге из-за того, что я положился на жильцов в плане оплаты коммунальных услуг, там образовался долг довольно-таки неплохой. А бóльших проблем мне никто не создавал.

Доход я воспринимаю как дополнительный к моей небольшой зарплате учителя. Он мне позволяет жить более-менее нормально».

Андрей, 50 лет, менеджер: «Мы сдаем две 1-комнатные квартиры-хрущевки на Красном проспекте и 2-комнатную на Троллейной. Последнюю я сдаю уже лет семь, это моя квартира, а на Красном проспекте — это мы с супругой купили, одну 4 года назад, другую 2 года назад: были свободные деньги, а доверия к банкам не было.

Тогда цены на жилье были стабильные и даже росли, аренда была более-менее, хотя в Новосибирске она всегда была на пределе рентабельности. Квартира, допустим, стоит 2,3–2,5 млн в зависимости от ремонта. Мы сдаем квартиру на Красном за 16,5 тыс. руб. в мес. Отнять отсюда коммуналку — 1,5–2 тыс., 13 % налога… Еще надо понимать, что раз в 5 лет, если повезет и арендаторы будут жить аккуратно, надо делать ремонт с заменой мебели и прочего — это стоит 150–200 тыс. руб. Если все посчитать, с трех квартир получится 25 тыс. в месяц. Для нас это было и осталось сохранением средств и дополнительным доходом.

Кризис заметен. Цены существенно упали, на 20 %. Если квартиру на Юго-Западном сейчас выставить за 18–19 тыс., как мы сдавали раньше, мы ее будем сдавать месяца три, смысла нет. При этом коммуналка выросла и обесценились деньги.

Было так, что мы квартиру на Красном сдали, а потом узнали, что люди ее пересдают посуточно. Правда, они и снимали у нас немножко подороже, процентов на 10, чем в среднем по рынку, но нас об этом не предупредили. Мы на это закрыли глаза, там особого ремонта не было, но квартиру ухайдокали прилично. Так, чтобы что-то поломали, разбили, вынесли, — пока не было. Я [арендаторов] предупреждаю, что соседи — мои хорошие знакомые, что если что, они мне позвонят — а они мне действительно позвонят. Пока это работало. Все равно, когда сдаешь, смотришь в глаза, разговариваешь с людьми, как-то понятно все равно.

Я бы не хотел сдавать друзьям — это как работать вместе. Не хочешь поссориться с друзьями — не имей с ними общих дел. Это правило».

Ирина, 37 лет, оператор АЗС: «Мой муж получил квартиру в Каргате от государства в 2010 году. Уехал учиться в город, квартиру решили сдать. Она на первом этаже в новом доме, полногабаритная, с высокими потолками, светлая, комната большая, 20 с чем-то "квадратов", 2 окна, огромная, во всю комнату, лоджия — хоть пляши. Так как в принципе работы в Каргате нет, средняя зарплата по Каргату 8–10 тыс. даже сейчас, сдавали мы ее за 5,5 тыс. руб. Из них 3,8 тыс. мы отдавали за отопление (цена за отопление там огромная) и водоотведение, без счетчиков.

В 2011 году, перед Новым годом, мы сдали квартиру молодой семье — ни ребенка, ни котенка. Через полгода где-то они разбежались, он остался один. В 2013 году летом мы решили квартиру продавать. Человека оповестили, никаких проблем не возникло. Соседи, все люди в возрасте, говорили, что он никого не водит, все тихо-спокойно. Никогда бы не подумали вообще, что можно такое с квартирой вытворить… Заходим в квартиру — стойкий запах… Не знаю, как будто там держали собачню и там же их (собак. — Л.П.) убивали — стойкий запах тухлого мяса и говна. В коридоре к стене на огромные такие чопики (дюбели. — Л.П.) толщиной примерно с ножку стула была прибита железная рейка шириной сантиметров 50 — это у него вешалка такая замечательная была. Когда мы все это выдрали, там три пальца входило в дыру. Дверь в ванную от сырости всю повело — ни открыть, ни закрыть, хотя дом новый, канализация в порядке.

В ванной все было залито, кафель плавал — будь это второй этаж, давно бы уже узнали. Сверху он просто настелил кусок линолеума. Из-под ванны мы вынесли 10-литровое ведро говна — похоже, у него собака была, хотя никто ее не видел. Унитаз был оторван от пола, держался на огромном штыре таком, какие рельсы держат.

В кухне стояла плита "Мечта", новая, — из 4 конфорок 3 были вздуты, треснуты и покорежены, такое ощущение, что ими отапливались. Вся стена комнаты, метров 6, была в черной плесени — может, его затапливали, но наверху бабушка живет, мирная, спокойная, он ни на что не жаловался. Все было в гвоздях. Везде, где ему нужно было что-то повесить, он вбивал гвозди. А так как дом кирпичный, не попал между кирпичами — рядом вобьем. Вывалилось — чопик огромный вобьем, чтобы держалось.

Каждые субботу и воскресенье на протяжении всего прошлого года мы приезжали туда и делали ремонт. Всю стену, где была плесень, мы обдирали до кирпича, потому что это единственный способ избавиться от черной плесени. За ремонт мы отдали около 40 тыс. — притом что мы все делали сами. Сейчас квартира выставлена на продажу, никто там не живет и не надо вообще — пусть стоит, мы приезжаем, 3,5 тыс. отдаем — и ни забот, ни хлопот».


Лиза Пичугина
Фото depositphotos.com

41559 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (214)




Читайте также

Новости компаний
v.18810