Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 06 июня 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 58 000 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Проспект Красного Палача (фоторепортаж)

Проспект Красного Палача (фоторепортаж)

Прогулка по проспекту с красивыми «сталинками» и двумя парками — здесь прыгали с парашютной вышки, танцевали тысячи новосибирцев и жил легендарный летчик

Проспект Дзержинского — это одна из первых дорог в будущем мегаполисе. Когда-то отхожее место всего за несколько десятилетий превратилось в центральную улицу огромного района сразу с двумя парками. Сегодня со зданиями заводов и хрущевками здесь соседствуют монументальные «сталинки», в которых жили и живут герои и культурные деятели. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ прогулялись по проспекту Дзержинского, заглянули в квартиры бывших работников заводов и узнали, почему улица получила самое логичное из возможных имен.

Проспект Дзержинского — центральная улица одноименного района, которая тянется через всю его территорию, ее длина почти 6 км. По генплану 30-х годов, рассказал архитектор Игорь Поповский, проспект должен был выходить к центру города, но через ул. Селезнева он так и не «пробился». По словам историка, сотрудника Музея города Новосибирска Константина Голодяева, это одна из двух древнейших дорог города: еще в XVII–XIX веках она, тогда Калмыцкий тракт, вела от Кривощековской переправы в село Каменка, а дальше — в Томск.

Проспект Дзержинского — центральная улица одноименного района, которая тянется через всю его территорию, ее длина почти 6 км. По генплану 30-х годов, рассказал архитектор Игорь Поповский, проспект должен был выходить к центру города, но через ул. Селезнева он так и не «пробился». По словам историка, сотрудника Музея города Новосибирска Константина Голодяева, это одна из двух древнейших дорог города: еще в XVII–XIX веках она, тогда Калмыцкий тракт, вела от Кривощековской переправы в село Каменка, а дальше — в Томск.

Застраиваться будущий проспект начал в 30-е годы, когда появились первые производства: завод горного оборудования (сейчас — авиационный завод им. В.П. Чкалова) и трикотажный комбинат (холдинг «Электроагрегат»). После войны заводы взялись за строительство жилья для своих рабочих — так частная застройка сменилась красивыми сталинскими домами, а позже — хрущевками. До 2008 года по всему проспекту можно было проехаться на трамвае, сейчас рельсы остались только за перекрестком с ул. Трикотажная.

Застраиваться будущий проспект начал в 30-е годы, когда появились первые производства: завод горного оборудования (сейчас — авиационный завод им. В.П. Чкалова) и трикотажный комбинат (холдинг «Электроагрегат»). После войны заводы взялись за строительство жилья для своих рабочих — так частная застройка сменилась красивыми сталинскими домами, а позже — хрущевками. До 2008 года по всему проспекту можно было проехаться на трамвае, сейчас рельсы остались только за перекрестком с ул. Трикотажная.

Бóльшая часть домов первой линии проспекта строилась в 50-е годы. Вначале появились дома возле парка «Березовая роща» — Игорь Поповский назвал эту часть проспекта «самой торжественной». В одном из них, на пр. Дзержинского, 4, с 1952 года живет Варвара Лаврентьевна Абрамова. Сперва, вспоминает она, им от завода дали две комнаты в трехкомнатной квартире, а потом семья с тремя детьми переехала в отдельную двухкомнатную в том же доме. Сейчас такую квартиру здесь можно купить за 3,5 млн руб.

Бóльшая часть домов первой линии проспекта строилась в 50-е годы. Вначале появились дома возле парка «Березовая роща» — Игорь Поповский назвал эту часть проспекта «самой торжественной». В одном из них, на пр. Дзержинского, 4, с 1952 года живет Варвара Лаврентьевна Абрамова. Сперва, вспоминает она, им от завода дали две комнаты в трехкомнатной квартире, а потом семья с тремя детьми переехала в отдельную двухкомнатную в том же доме. Сейчас такую квартиру здесь можно купить за 3,5 млн руб.

В квартире сохранилась вся обстановка, даже входная дверь и окна стоят те же, что и в 1952 году. Единственное, что не устраивало Варвару Лаврентьевну в квартире, — длинный и узкий коридор: чтобы поставить книжный шкаф (сделанный, кстати, на том же Чкаловском заводе), пришлось «забрать» часть спальни. Высокие потолки сейчас уже тоже неудобны: менять лампочки к пожилой женщине приезжает сын.

В квартире сохранилась вся обстановка, даже входная дверь и окна стоят те же, что и в 1952 году. Единственное, что не устраивало Варвару Лаврентьевну в квартире, — длинный и узкий коридор: чтобы поставить книжный шкаф (сделанный, кстати, на том же Чкаловском заводе), пришлось «забрать» часть спальни. Высокие потолки сейчас уже тоже неудобны: менять лампочки к пожилой женщине приезжает сын.

Свой район она очень любит, больше всего ценит близость к парку — в свои почти 90 лет активно занимается скандинавской ходьбой. В парк им. Дзержинского на другом конце проспекта она не ездит и признается, что и в молодости его не любила: садом он, по ее мнению, никогда не был.

Свой район она очень любит, больше всего ценит близость к парку — в свои почти 90 лет активно занимается скандинавской ходьбой. В парк им. Дзержинского на другом конце проспекта она не ездит и признается, что и в молодости его не любила: садом он, по ее мнению, никогда не был.

До 1960 года на месте «Березовой рощи» находилось церковное кладбище. Игорь Поповский вспомнил, что церковь Успения Пресвятой Богородицы в советское время подожгли и разобрали, а останки похороненных здесь людей так и не были перезахоронены, но в 1963 году уже открылся филиал Центрального парка.

До 1960 года на месте «Березовой рощи» находилось церковное кладбище. Игорь Поповский вспомнил, что церковь Успения Пресвятой Богородицы в советское время подожгли и разобрали, а останки похороненных здесь людей так и не были перезахоронены, но в 1963 году уже открылся филиал Центрального парка.

Церковь впоследствии восстановили, но уже в другом месте парка, и сейчас она соседствует с кафе и аттракционами. Игорь Маранин в книге «Мифосибирск» вспоминает о пассажирском самолете в парке: в 1983 году он был детским кафе. Проработало кафе всего несколько месяцев, а сейчас там, где стоял самолет, устанавливают новогоднюю елку.

Церковь впоследствии восстановили, но уже в другом месте парка, и сейчас она соседствует с кафе и аттракционами. Игорь Маранин в книге «Мифосибирск» вспоминает о пассажирском самолете в парке: в 1983 году он был детским кафе. Проработало кафе всего несколько месяцев, а сейчас там, где стоял самолет, устанавливают новогоднюю елку.

Многие местные жители уверены, что домá, в которых они живут, строились пленными немцами, но, по данным Константина Голодяева, это может быть верно только в отношении дома по адресу пр. Дзержинского, 1«а». «Остальные дома строили зеки, но наши зеки — советские», — объяснил историк.

Многие местные жители уверены, что домá, в которых они живут, строились пленными немцами, но, по данным Константина Голодяева, это может быть верно только в отношении дома по адресу пр. Дзержинского, 1«а». «Остальные дома строили зеки, но наши зеки — советские», — объяснил историк.

Один из самых монументальных домов на проспекте — дом № 7: с двумя высокими арками по центру, неглубоким курдонером и колоннами. Еще один дом с пилястрами и полуколоннами по сторонам закрытых сегодня арок под фронтонами — № 18. Спроектировать их, по словам Игоря Поповского, могли многие новосибирские архитекторы, конкретные имена назвать сложно.

Один из самых монументальных домов на проспекте — дом № 7: с двумя высокими арками по центру, неглубоким курдонером и колоннами. Еще один дом с пилястрами и полуколоннами по сторонам закрытых сегодня арок под фронтонами — № 18. Спроектировать их, по словам Игоря Поповского, могли многие новосибирские архитекторы, конкретные имена назвать сложно.

Игорь Поповский особо отметил на проспекте два здания, одно из них — администрации Дзержинского района, построенное на рубеже 70–80-х по проекту архитектора Калиниченко. «Это лучшая администрация в городе: планировка внутренняя с открытыми холлами, хорошо выстроена парадная зона, зона ожидания. Это прорыв был», — отмечает он.

Игорь Поповский особо отметил на проспекте два здания, одно из них — администрации Дзержинского района, построенное на рубеже 70–80-х по проекту архитектора Калиниченко. «Это лучшая администрация в городе: планировка внутренняя с открытыми холлами, хорошо выстроена парадная зона, зона ожидания. Это прорыв был», — отмечает он.

Второе знаковое для проспекта здание — ДК им. В.П. Чкалова, построенное в 1965–1970 годах. Новосибирский архитектор Михаил Пирогов, спроектировавший его, был ограничен в решениях: ДК достраивался на уже существующем фундаменте. Над входом несколько лет стоял МиГ-17, а на площади перед ним и сейчас проводят ярмарки и блошиные рынки. Легендарный магазин «Мелодия» в доме через дорогу сегодня потеснили супермаркет и небольшие магазины.

Второе знаковое для проспекта здание — ДК им. В.П. Чкалова, построенное в 1965–1970 годах. Новосибирский архитектор Михаил Пирогов, спроектировавший его, был ограничен в решениях: ДК достраивался на уже существующем фундаменте. Над входом несколько лет стоял МиГ-17, а на площади перед ним и сейчас проводят ярмарки и блошиные рынки. Легендарный магазин «Мелодия» в доме через дорогу сегодня потеснили супермаркет и небольшие магазины.

Еще один самолет установлен в сквере, за которым скрывается Новосибирский авиационный завод им. В.П. Чкалова, давший толчок развитию всего района. В одном из построенных заводом домов жил Герой Советского Союза летчик Леонид Чесноков. Во время войны он был воздушным разведчиком, на его счету 259 боевых вылетов и 5 сбитых вражеских самолетов, а полученные им данные использовали при штурме Харькова. В доме № 40 жил основатель прославившегося даже за рубежом сибирского ансамбля «Ваталинка» Николай Корольков.

Еще один самолет установлен в сквере, за которым скрывается Новосибирский авиационный завод им. В.П. Чкалова, давший толчок развитию всего района. В одном из построенных заводом домов жил Герой Советского Союза летчик Леонид Чесноков. Во время войны он был воздушным разведчиком, на его счету 259 боевых вылетов и 5 сбитых вражеских самолетов, а полученные им данные использовали при штурме Харькова. В доме № 40 жил основатель прославившегося даже за рубежом сибирского ансамбля «Ваталинка» Николай Корольков.

Жилые дома рядом с заводом составляют ансамбль, хотя и не такой архитектурно примечательный, как, например, у ДК им. М.Горького. В здании напротив до сих пор находится общежитие. Когда-то, вспоминают местные жители, общежития делились на мужское и женское, а встречались их жители на танцплощадке или в маленьком кинотеатре в саду им. Дзержинского. На танцплощадке в 70-е выступали рок-группы, собирая до 2 тыс. слушателей. Была в парке и вышка для прыжков с парашютом. А в 2012 году в парке с именем «профессионального революционера» заложили храм.

Жилые дома рядом с заводом составляют ансамбль, хотя и не такой архитектурно примечательный, как, например, у ДК им. М.Горького. В здании напротив до сих пор находится общежитие. Когда-то, вспоминают местные жители, общежития делились на мужское и женское, а встречались их жители на танцплощадке или в маленьком кинотеатре в саду им. Дзержинского. На танцплощадке в 70-е выступали рок-группы, собирая до 2 тыс. слушателей. Была в парке и вышка для прыжков с парашютом. А в 2012 году в парке с именем «профессионального революционера» заложили храм.

На входе в пришедший в запустение парк посетителей встречает сам Железный Феликс, давший в 1957 году имя проспекту. Феликс Дзержинский был первым руководителем ЧК и одним из инициаторов «красного террора». Недалеко от нынешнего парка находился лагерный пункт № 1 Сиблага, рассказал Константин Голодяев. «Здание на Дзержинского, 34 и сейчас сохранило свою ведомственность — здесь ГУФСИН, служба исполнения наказаний, — отмечает историк. — Всё до боли логично». Улицу можно назвать «проспектом исполнительной власти»: здесь сосредоточены отделения полиции и прокуратуры, служба судебных приставов и миграционная служба.

На входе в пришедший в запустение парк посетителей встречает сам Железный Феликс, давший в 1957 году имя проспекту. Феликс Дзержинский был первым руководителем ЧК и одним из инициаторов «красного террора». Недалеко от нынешнего парка находился лагерный пункт № 1 Сиблага, рассказал Константин Голодяев. «Здание на Дзержинского, 34 и сейчас сохранило свою ведомственность — здесь ГУФСИН, служба исполнения наказаний, — отмечает историк. — Всё до боли логично». Улицу можно назвать «проспектом исполнительной власти»: здесь сосредоточены отделения полиции и прокуратуры, служба судебных приставов и миграционная служба.

В парке осталась только одна аллея — главная, она ведет от проспекта к частному сектору. Анна Баландина живет в одном из его домов и призналась, что вечером и рано утром ходить здесь страшновато: фонари горят не всегда, много бездомных собак, а в сгоревшем клубе бомжи разводят костры.

В парке осталась только одна аллея — главная, она ведет от проспекта к частному сектору. Анна Баландина живет в одном из его домов и призналась, что вечером и рано утром ходить здесь страшновато: фонари горят не всегда, много бездомных собак, а в сгоревшем клубе бомжи разводят костры.

«Я помню, сад Дзержинского был под забором тогда, там были качели. И там было два пивных ларька, продавали пиво из бочек кружками — вкусно было, сейчас уже не то», — ностальгически улыбается художник и скульптор Борис Торопкин. Последние 30 лет он живет в 5-комнатной коммунальной квартире на Дзержинского, 77. Всего их в доме две, но эта — самая густонаселенная, говорит он.

«Я помню, сад Дзержинского был под забором тогда, там были качели. И там было два пивных ларька, продавали пиво из бочек кружками — вкусно было, сейчас уже не то», — ностальгически улыбается художник и скульптор Борис Торопкин. Последние 30 лет он живет в 5-комнатной коммунальной квартире на Дзержинского, 77. Всего их в доме две, но эта — самая густонаселенная, говорит он.

Одну из стен от пола до высокого, в трещинах потолка занимает стеллаж с множеством картин и деревянных скульптур. За стеллажом видна крашеная стена с нарисованным еще, кажется, в 50-х орнаментом. Несколько скульптур — достопримечательность двора дома: их Борис Торопкин вырезал прямо из пней спиленных тополей.

Одну из стен от пола до высокого, в трещинах потолка занимает стеллаж с множеством картин и деревянных скульптур. За стеллажом видна крашеная стена с нарисованным еще, кажется, в 50-х орнаментом. Несколько скульптур — достопримечательность двора дома: их Борис Торопкин вырезал прямо из пней спиленных тополей.

За полузаброшенным парком, где предлагают построить то спорткомплекс, то поле для мини-гольфа, и промзоной, подстраиваясь к сложному рельефу Золотой Горки, друг на друге «сидят» частные дома — почти без городского комфорта, говорят местные. У реки проспект Дзержинского возвращает себе предыдущее имя — Каменское шоссе.

За полузаброшенным парком, где предлагают построить то спорткомплекс, то поле для мини-гольфа, и промзоной, подстраиваясь к сложному рельефу Золотой Горки, друг на друге «сидят» частные дома — почти без городского комфорта, говорят местные. У реки проспект Дзержинского возвращает себе предыдущее имя — Каменское шоссе.

Лиза Пичугина
Фото Анны Золотовой

24256 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (119)




Читайте также

Новости компаний
v.18735