Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  |  Челябинск  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 51 200 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Каталог новостроек переехал на N1.RU

Смотрите жилые комплексы на карте города. Используйте фильтры, чтобы выбрать
объект своей мечты. Следите за ходом строительтсва по фотоотчётам.

Искать новостройки на N1.RU

Дом Толоконского (фоторепортаж)

Прогулка по дому, где жил губернатор, — квартиры в нем пошли огромными трещинами, но в гостиницу с сауной на первом этаже по-прежнему приезжают на «Мерседесах»

Тихий центр богат красивыми зданиями с историей — по нему можно водить экскурсии, рассказывая об удивительной архитектуре и легендарных жителях. Один из домов «с багажом» — на ул. Урицкого, 17. Построенный для железнодорожников, он стал приютом для эвакуированных в войну ленинградцев и местом жительства известных политиков. Корреспондент НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ прогулялась по дому, в котором жил Толоконский и у которого есть собственный музей, и узнала, какая судьба ждет разрушающийся подъезд.

Дом на Урицкого, 17, как и дом на Урицкого, 37, спроектировал архитектор Аркадий Ширяев, сосланный в Новосибирск за контрреволюционную деятельность. За 3 года ссылки кроме двух жилых домов для работников тогда Томской железной дороги он совместно с архитектором Венгеровым спроектировал еще и ее главное управление (сегодня — главное управление Западно-Сибирского филиала РЖД) и здание штаба Сибирского военного округа. Все эти здания — яркие примеры характерного для середины 30-х постконструктивизма.

Дом на Урицкого, 17, как и дом на Урицкого, 37, спроектировал архитектор Аркадий Ширяев, сосланный в Новосибирск за контрреволюционную деятельность. За 3 года ссылки кроме двух жилых домов для работников тогда Томской железной дороги он совместно с архитектором Венгеровым спроектировал еще и ее главное управление (сегодня — главное управление Западно-Сибирского филиала РЖД) и здание штаба Сибирского военного округа. Все эти здания — яркие примеры характерного для середины 30-х постконструктивизма.

От конструктивизма дом взял асимметричную композицию и вертикальное остекление подъездов. Основная часть дома — пятиэтажная, а угол улиц Урицкого и Щетинкина надстроен еще на этаж: там расположены квартиры «с буквами»: 35а и 36а. Всего в доме пять подъездов, три из них — парадные, выходят на ул. Урицкого и Щетинкина и раньше были со сквозным проходом во двор, в два можно попасть со двора.

От конструктивизма дом взял асимметричную композицию и вертикальное остекление подъездов. Основная часть дома — пятиэтажная, а угол улиц Урицкого и Щетинкина надстроен еще на этаж: там расположены квартиры «с буквами»: 35а и 36а. Всего в доме пять подъездов, три из них — парадные, выходят на ул. Урицкого и Щетинкина и раньше были со сквозным проходом во двор, в два можно попасть со двора.

Фасады украшает ордерная архитектура. Первый этаж отделен от остального здания цветом и широким карнизом, парадные подъезды оформлены лепными кронштейнами и гипсовыми вазонами. Раньше, как рассказала жительница дома и основательница его музея Майя Сидорова, украшений было больше — например, крышу венчали постаменты с шарами.

Фасады украшает ордерная архитектура. Первый этаж отделен от остального здания цветом и широким карнизом, парадные подъезды оформлены лепными кронштейнами и гипсовыми вазонами. Раньше, как рассказала жительница дома и основательница его музея Майя Сидорова, украшений было больше — например, крышу венчали постаменты с шарами.

Колонны часто относят к ампиру, но здесь и они конструктивистские, квадратные и поддерживают антаблемент (выступающий декоративный элемент фасада). Довольно долго он, по словам местных жителей, был бесполезным: «Вроде балкон, вроде на столбах, но не является балконом». «В Москве в сталинских домах, например, было окно, которое смотрит в зад какой-нибудь скульптуры. В этом доме ровно такая же история», — говорит живущий как раз над колоннами Виталий Саратовкин. В последние годы он под одобрение соседей и прохожих украшает декоративную пристройку цветами.

Колонны часто относят к ампиру, но здесь и они конструктивистские, квадратные и поддерживают антаблемент (выступающий декоративный элемент фасада). Довольно долго он, по словам местных жителей, был бесполезным: «Вроде балкон, вроде на столбах, но не является балконом». «В Москве в сталинских домах, например, было окно, которое смотрит в зад какой-нибудь скульптуры. В этом доме ровно такая же история», — говорит живущий как раз над колоннами Виталий Саратовкин. В последние годы он под одобрение соседей и прохожих украшает декоративную пристройку цветами.

2 года назад дом часто появлялся в новостных сводках: из-за пристроенного вплотную нового дома выходящее на Максима Горького крыло стало разрушаться. В конце 2013-го, перед самым Новым годом, из пятого подъезда из-за угрозы обрушения начали экстренно эвакуировать людей. Сейчас в этом подъезде до сих пор живут две семьи, хотя, как говорят местные жители и переехавшие в маневренный фонд владельцы пострадавших квартир, оставаться там опасно.

2 года назад дом часто появлялся в новостных сводках: из-за пристроенного вплотную нового дома выходящее на Максима Горького крыло стало разрушаться. В конце 2013-го, перед самым Новым годом, из пятого подъезда из-за угрозы обрушения начали экстренно эвакуировать людей. Сейчас в этом подъезде до сих пор живут две семьи, хотя, как говорят местные жители и переехавшие в маневренный фонд владельцы пострадавших квартир, оставаться там опасно.

Право на проживание в аварийной части дома остающиеся здесь жители отсудили. Как рассказал старший по пострадавшему подъезду Валерий Данилюк, жильцы готовы будут выехать, только если будет юридически подтверждено, что часть дома — памятника архитектуры — восстановят в первоначальном виде, а все жильцы смогут вернуться в реконструированные квартиры. Но таких гарантий местная власть дать не может, хотя и заверяет, что памятник архитектуры восстановят по первоначальному проекту и никак иначе.

Право на проживание в аварийной части дома остающиеся здесь жители отсудили. Как рассказал старший по пострадавшему подъезду Валерий Данилюк, жильцы готовы будут выехать, только если будет юридически подтверждено, что часть дома — памятника архитектуры — восстановят в первоначальном виде, а все жильцы смогут вернуться в реконструированные квартиры. Но таких гарантий местная власть дать не может, хотя и заверяет, что памятник архитектуры восстановят по первоначальному проекту и никак иначе.

В мэрии объяснили, что сейчас проводится комплексное обследование дома, после чего власти примут решение: реконструировать подъезд, реставрировать или снести, но никакого другого объекта строить на этом месте не предполагается. Аварийный подъезд на год задержал и капитальный ремонт дома, который за 80 лет существования дома не проводился ни разу: по закону проводить ремонт в аварийном доме нельзя, аварийным же можно признать дом только целиком. Впрочем, как рассказала председатель ТСЖ дома Алла Евменова, скоро ремонт все же начнется: в доме заменят проводку и трубы водоснабжения и отопления.

В мэрии объяснили, что сейчас проводится комплексное обследование дома, после чего власти примут решение: реконструировать подъезд, реставрировать или снести, но никакого другого объекта строить на этом месте не предполагается. Аварийный подъезд на год задержал и капитальный ремонт дома, который за 80 лет существования дома не проводился ни разу: по закону проводить ремонт в аварийном доме нельзя, аварийным же можно признать дом только целиком. Впрочем, как рассказала председатель ТСЖ дома Алла Евменова, скоро ремонт все же начнется: в доме заменят проводку и трубы водоснабжения и отопления.

Первый, так ярко выделяющийся на фасаде, этаж с момента строительства до начала 90-х занимал детский сад — по словам Майи Сидоровой, это был один из первых детских садов в городе. Сейчас здесь расположена ведомственная гостиница РЖД, в которой есть даже сауна. Но жителям дома она неудобств не доставляет: «Какой может быть шум, если сюда приезжает министр транспорта? Здесь приезжают крупные "мерсы", кого-то высаживают тихо-мирно и тихо-мирно уезжают — деньги любят тишину», — говорит Виталий Саратовкин.

Первый, так ярко выделяющийся на фасаде, этаж с момента строительства до начала 90-х занимал детский сад — по словам Майи Сидоровой, это был один из первых детских садов в городе. Сейчас здесь расположена ведомственная гостиница РЖД, в которой есть даже сауна. Но жителям дома она неудобств не доставляет: «Какой может быть шум, если сюда приезжает министр транспорта? Здесь приезжают крупные "мерсы", кого-то высаживают тихо-мирно и тихо-мирно уезжают — деньги любят тишину», — говорит Виталий Саратовкин.

Подъезды в доме непривычно тесные — если будут восстанавливать пятый подъезд, это может создать проблемы, потому что советские лестничные клетки, как и советские кухни, не соответствуют современным нормам, считает Валерий Данилюк. На площадке по две квартиры, которые заселялись тремя «волнами»: в 30-х их получали работники железной дороги, в 40-х к ним подселяли эвакуированных из Ленинграда (последний из них вернулся уже в Санкт-Петербург только в 90-х), а в 90-х начали появляться новые жители. «В нашем доме много людей, которые занимаются наукой, искусством, почти в каждом подъезде есть свой ученый», — говорит Майя Сидорова. По словам жителей, в доме какое-то время жил и бывший губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский. Сейчас здесь продается только одна квартира: «двушку» площадью 56 кв. м предлагают за 3 млн 580 тыс. руб.

Подъезды в доме непривычно тесные — если будут восстанавливать пятый подъезд, это может создать проблемы, потому что советские лестничные клетки, как и советские кухни, не соответствуют современным нормам, считает Валерий Данилюк. На площадке по две квартиры, которые заселялись тремя «волнами»: в 30-х их получали работники железной дороги, в 40-х к ним подселяли эвакуированных из Ленинграда (последний из них вернулся уже в Санкт-Петербург только в 90-х), а в 90-х начали появляться новые жители. «В нашем доме много людей, которые занимаются наукой, искусством, почти в каждом подъезде есть свой ученый», — говорит Майя Сидорова. По словам жителей, в доме какое-то время жил и бывший губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский. Сейчас здесь продается только одна квартира: «двушку» площадью 56 кв. м предлагают за 3 млн 580 тыс. руб.

Виталий Саратовкин живет в доме с 1961 года — эта квартира принадлежала родителям его жены, которые работали в управлении железной дороги. Во время эвакуации в «трешке» жило три семьи: помимо самих Саратовкиных, ютившихся впятером в этой комнате, здесь жила семья Виктора Лелепа — он был известным актером театров «Глобус» и «Старый дом». Лепной потолок обнаружили случайно: он был покрыт толстым слоем известки. «Мы решили известку убрать, и когда начали соскабливать, стал проявляться этот профиль. Когда все отскоблили, оказалась такая прелесть», — рассказал Виталий Дмитриевич.

Виталий Саратовкин живет в доме с 1961 года — эта квартира принадлежала родителям его жены, которые работали в управлении железной дороги. Во время эвакуации в «трешке» жило три семьи: помимо самих Саратовкиных, ютившихся впятером в этой комнате, здесь жила семья Виктора Лелепа — он был известным актером театров «Глобус» и «Старый дом». Лепной потолок обнаружили случайно: он был покрыт толстым слоем известки. «Мы решили известку убрать, и когда начали соскабливать, стал проявляться этот профиль. Когда все отскоблили, оказалась такая прелесть», — рассказал Виталий Дмитриевич.

Другой долгожитель квартиры — каменная ванна. «На нее покушений было штук пять, приходили водопроводчики: ой, это старье, чего вы ее держите, давайте вам пластиковую поставим», — говорит хозяин квартиры.

Другой долгожитель квартиры — каменная ванна. «На нее покушений было штук пять, приходили водопроводчики: ой, это старье, чего вы ее держите, давайте вам пластиковую поставим», — говорит хозяин квартиры.

Планировка квартиры необычная: в ней сразу три смежные комнаты «вагончиком», самая дальняя — совсем маленькая, там расположен кабинет. «Это такая берлога, в которой жить нельзя, а работать уютно», — шутит Саратовкин.

Планировка квартиры необычная: в ней сразу три смежные комнаты «вагончиком», самая дальняя — совсем маленькая, там расположен кабинет. «Это такая берлога, в которой жить нельзя, а работать уютно», — шутит Саратовкин.

В самой большой комнате, сразу с тремя окнами, устроили выход на декоративную пристройку — для безопасности: чтобы убирать снег и лед, который расширялся и «взрывал» несущую стену. «А раз мы получили выход, то начали хоть как-то, но украшать. И вот снаружи идут люди, кричат мне "Отец!" Я: "Чего?" — "Молодец", — говорят», — смеется Виталий Дмитриевич.

В самой большой комнате, сразу с тремя окнами, устроили выход на декоративную пристройку — для безопасности: чтобы убирать снег и лед, который расширялся и «взрывал» несущую стену. «А раз мы получили выход, то начали хоть как-то, но украшать. И вот снаружи идут люди, кричат мне "Отец!" Я: "Чего?" — "Молодец", — говорят», — смеется Виталий Дмитриевич.

За 80 лет без капремонта скопились у дома и другие проблемы. «Самое важное — укрепить фундамент всего дома, — говорит председатель ТСЖ. — У нас очень часто заливает пересечение Щетинкина и Урицкого, там всегда рвутся трубы, трубы очень старые. В один год залило подвалы дома до коленок». Разрушаются красивые гнутые балконы, которые жители дома непременно хотят сохранить и восстановить, чтобы был «дом-конфетка».

За 80 лет без капремонта скопились у дома и другие проблемы. «Самое важное — укрепить фундамент всего дома, — говорит председатель ТСЖ. — У нас очень часто заливает пересечение Щетинкина и Урицкого, там всегда рвутся трубы, трубы очень старые. В один год залило подвалы дома до коленок». Разрушаются красивые гнутые балконы, которые жители дома непременно хотят сохранить и восстановить, чтобы был «дом-конфетка».

Опасения вызывает и участок, на котором расположена бывшая кухня детского сада, похожая на печь из русских сказок: ее передали частным лицам и планируют открыть здесь кафе, но несколько лет назад жителям показывали проект перспективной застройки — РЖД хотела построить здесь высотное здание гостиницы. «Если это осуществится, любое строительство на этом пятачке, — наш дом просто завалится», — боится Алла Евменова. Но жители рассчитывают, что мэр Новосибирска подобной точечной застройки рядом с памятником архитектуры не допустит.

Опасения вызывает и участок, на котором расположена бывшая кухня детского сада, похожая на печь из русских сказок: ее передали частным лицам и планируют открыть здесь кафе, но несколько лет назад жителям показывали проект перспективной застройки — РЖД хотела построить здесь высотное здание гостиницы. «Если это осуществится, любое строительство на этом пятачке, — наш дом просто завалится», — боится Алла Евменова. Но жители рассчитывают, что мэр Новосибирска подобной точечной застройки рядом с памятником архитектуры не допустит.

Лиза Пичугина
Фото Ольги Бурлаковой, фото 6, 7 — Александра Ощепкова

70272 прочтения Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (116)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.20740