Каталог новостроек на N1.RU Закрыть

Каталог новостроек на N1.RU

Квартиры от 700 000 руб.
По данным каталога на 26 сентября 2017 года
Перейти сейчас на N1.RU
Новосибирск  |  Красноярск  |  Омск  |  Барнаул  |  Кемерово  |  Томск  |  Иркутск  |  Екатеринбург  |  Краснодар  |  Сочи  |  Ростов-на-Дону  |  Нижний Новгород  | 

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ Новосибирск это популярнейший ресурс для операций с недвижимостью в Новосибирске, сегодня на сайте более 56 800 предложений о продаже недвижимости в Новосибирске, а также объявления об аренде недвижимости. На сайте представлены варианты агентств недвижимости Новосибирска и частные объявления о продаже недвижимости без посредников.

Каталог новостроек переехал на N1.RU

Смотрите жилые комплексы на карте города. Используйте фильтры, чтобы выбрать
объект своей мечты. Следите за ходом строительтсва по фотоотчётам.

Искать новостройки на N1.RU

Англия возле «Ауры» (фоторепортаж)

В центре Новосибирска обнаружился викторианский квартал со 100-летней историей — дома необыкновенной красоты разваливаются, и на них нацелился застройщик

В центре города надежно прячется квартал, напоминающий Англию. Большинство новосибирцев, которые ходят за покупками в торговый центр «Аура», даже не подозревают, что за углом стоят необычные 100-летние дома. Ладные кирпичные домики с красивыми узорами окон строили для военных на ул. Тополёвой. В начале прошлого века здесь даже пировал легендарный адмирал Колчак. Корреспондент НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ отправилась на прогулку по кварталу и обнаружила, что появился девелопер, который хочет превратить жилые памятники архитектуры в офисы и рестораны.

Все смешалось на перекрестке улиц Тополевой и Военной — потертый временем кирпичный дом стоит на фоне новостройки шоколадного цвета. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ выходят из его подъезда и обнаруживают, как в кустах напротив безмятежно справляет нужду мужчина, глядя нам в глаза и ничуть не смущаясь. За кустами прячутся другие дома военного городка, который признали памятником архитектуры регионального значения в 2005 году. На карте 2ГИС пометку о важном статусе имеют 11 домов квартала на Тополевой.

Все смешалось на перекрестке улиц Тополевой и Военной — потертый временем кирпичный дом стоит на фоне новостройки шоколадного цвета. Корреспонденты НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ выходят из его подъезда и обнаруживают, как в кустах напротив безмятежно справляет нужду мужчина, глядя нам в глаза и ничуть не смущаясь. За кустами прячутся другие дома военного городка, который признали памятником архитектуры регионального значения в 2005 году. На карте 2ГИС пометку о важном статусе имеют 11 домов квартала на Тополевой.

Самый большой за Уралом военный городок строили перед Первой мировой войной. Первый дом появился на Тополевой в 1900 году. В 1909–1913 годах рядом возвели еще 37 каменных строений — казармы, квартиры офицеров, конюшни, склады, церковь и военный госпиталь. Городок строили по типовым проектам инженеров Соколова и Голубова для размещения двух пехотных полков и артиллерийского батальона (более чем на 3000 человек).

Самый большой за Уралом военный городок строили перед Первой мировой войной. Первый дом появился на Тополевой в 1900 году. В 1909–1913 годах рядом возвели еще 37 каменных строений — казармы, квартиры офицеров, конюшни, склады, церковь и военный госпиталь. Городок строили по типовым проектам инженеров Соколова и Голубова для размещения двух пехотных полков и артиллерийского батальона (более чем на 3000 человек).

«В первую мировую здесь был мобилизационный пункт призыва, — описывает историк и краевед Константин Голодяев. — Рядом располагался концлагерь для военнопленных германской и австро-венгерской армий. Из них зимой 1918-го был создан красный интернациональный отряд имени Карла Маркса, охотно помогавший ЧК производить аресты. При белых здесь тоже размещались иностранцы, но уже польские легионеры, отличавшиеся не меньшей жесткостью».

«В первую мировую здесь был мобилизационный пункт призыва, — описывает историк и краевед Константин Голодяев. — Рядом располагался концлагерь для военнопленных германской и австро-венгерской армий. Из них зимой 1918-го был создан красный интернациональный отряд имени Карла Маркса, охотно помогавший ЧК производить аресты. При белых здесь тоже размещались иностранцы, но уже польские легионеры, отличавшиеся не меньшей жесткостью».

В 1913 году у военных появился свой каменный православный храм в честь Преображения Господня, рассчитаный на 600 человек. Храм закрыли в начале 1920-х годов. До конца 1980-х в здании располагались армейские учреждения культуры, использовалось оно и под хозяйственные нужды. «В 1989 году после пожара стены здания были взорваны и, как говорят очевидцы, раздирались при помощи танков», — добавляет Константин Голодяев.

В 1913 году у военных появился свой каменный православный храм в честь Преображения Господня, рассчитаный на 600 человек. Храм закрыли в начале 1920-х годов. До конца 1980-х в здании располагались армейские учреждения культуры, использовалось оно и под хозяйственные нужды. «В 1989 году после пожара стены здания были взорваны и, как говорят очевидцы, раздирались при помощи танков», — добавляет Константин Голодяев.

В ноябре 1919-го в здании Офицерского собрания военного городка (Тополевая, 17) давали банкет в честь прибытия Верховного главнокомандующего русской армией Александра Колчака. Кроме того, именно в военном городке был эпицентр тифа, что свирепствовал в Ново-Николаевске зимой 1919-1920 годов. «Умерших пытались вывозить по ул. Офицерской (Пролетарской) за город, но часто сваливали прямо под полотно проходившей там железной дороги», — рассказывает Константин Голодяев.

В ноябре 1919-го в здании Офицерского собрания военного городка (Тополевая, 17) давали банкет в честь прибытия Верховного главнокомандующего русской армией Александра Колчака. Кроме того, именно в военном городке был эпицентр тифа, что свирепствовал в Ново-Николаевске зимой 1919-1920 годов. «Умерших пытались вывозить по ул. Офицерской (Пролетарской) за город, но часто сваливали прямо под полотно проходившей там железной дороги», — рассказывает Константин Голодяев.

В очертаниях казарм на Тополевой есть что-то от викторианской Англии, особенно если приехать сюда дождливой осенью, когда желтые листья кружат над старыми кирпичными домами. По словам архитектора Игоря Поповского, кирпичная архитектура военного городка действительна близка викторианскому стилю, но не прямо повторяет его.

В очертаниях казарм на Тополевой есть что-то от викторианской Англии, особенно если приехать сюда дождливой осенью, когда желтые листья кружат над старыми кирпичными домами. По словам архитектора Игоря Поповского, кирпичная архитектура военного городка действительна близка викторианскому стилю, но не прямо повторяет его.

Привлекают внимание прохожего необычные окна квартала на Тополевой — с лучковыми перемычками, с многочастным членением стекол. Как объяснил Игорь Поповский, большие стекла были дорогими, из экономии ставили маленькие, но при этом окна получались эстетичными.

Привлекают внимание прохожего необычные окна квартала на Тополевой — с лучковыми перемычками, с многочастным членением стекол. Как объяснил Игорь Поповский, большие стекла были дорогими, из экономии ставили маленькие, но при этом окна получались эстетичными.

Местные жители переживают, что из-за статуса памятника архитектуры их заставят поменять пластиковые окна обратно на деревянные — чтобы вернуть домам изначальный облик.

Местные жители переживают, что из-за статуса памятника архитектуры их заставят поменять пластиковые окна обратно на деревянные — чтобы вернуть домам изначальный облик.

И если снаружи дома все еще выглядят красиво, то внутри сильно различаются — в одних подъездах стоят цветы и висят картины, в других темно и обваливается штукатурка. Из-за неважного состояния домов цены на квартиры невысокие, часто продаются комнаты. Их можно купить за 650–750 тыс. руб.

И если снаружи дома все еще выглядят красиво, то внутри сильно различаются — в одних подъездах стоят цветы и висят картины, в других темно и обваливается штукатурка. Из-за неважного состояния домов цены на квартиры невысокие, часто продаются комнаты. Их можно купить за 650–750 тыс. руб.

Как рассказала жительница дома № 8 Оксана Рачкелюк, они с сестрой переехали в 2004 году из Узбекистана — выбрали то, на что хватило денег от продажи двух квартир и большого дома в Самарканде. Просторная «двушка» стоила им 500 тыс. «Раньше тут была деревушка. До площади Ленина вроде недалеко, а мы ходили — собаки лаяли. Но все изменилось моментально — вот, смотрите, уже центр», — улыбается женщина.

Как рассказала жительница дома № 8 Оксана Рачкелюк, они с сестрой переехали в 2004 году из Узбекистана — выбрали то, на что хватило денег от продажи двух квартир и большого дома в Самарканде. Просторная «двушка» стоила им 500 тыс. «Раньше тут была деревушка. До площади Ленина вроде недалеко, а мы ходили — собаки лаяли. Но все изменилось моментально — вот, смотрите, уже центр», — улыбается женщина.

Раньше дом Валентины Рачкелюк отапливался углем: «Там такие веселые были кочегары: когда топили, когда нет. Если батареи были холодные, мы стучали, кочегары просыпались и уголь подбрасывали». Несколько лет назад, когда рядом строили высотки, сюда провели центральное отопление и подключили горячую воду. В доме очень приличный отремонтированный подъезд, недавно починили крышу.

Раньше дом Валентины Рачкелюк отапливался углем: «Там такие веселые были кочегары: когда топили, когда нет. Если батареи были холодные, мы стучали, кочегары просыпались и уголь подбрасывали». Несколько лет назад, когда рядом строили высотки, сюда провели центральное отопление и подключили горячую воду. В доме очень приличный отремонтированный подъезд, недавно починили крышу.

В доме № 1 по Тополевой и сейчас живут без горячей воды — все пользуются водонагревателями. Как рассказала его жительница Мария Графова, они очень недовольны тем, что дом признали памятником архитектуры. «Теперь мы должны содержать его сами, а мы не сможем. Он в таком невозможном состоянии. Видите, какой страшный, — показывает на обваливающуюся штукатурку Мария. — А так место мне нравится, и потолки высокие — 4,05 м, огромная кухня 15 кв. м, толщина стен — 70 см».

В доме № 1 по Тополевой и сейчас живут без горячей воды — все пользуются водонагревателями. Как рассказала его жительница Мария Графова, они очень недовольны тем, что дом признали памятником архитектуры. «Теперь мы должны содержать его сами, а мы не сможем. Он в таком невозможном состоянии. Видите, какой страшный, — показывает на обваливающуюся штукатурку Мария. — А так место мне нравится, и потолки высокие — 4,05 м, огромная кухня 15 кв. м, толщина стен — 70 см».

Архитектура и история квартала на Тополевой так богата для неизбалованного Новосибирска, что сюда можно приводить иностранных туристов. Правда, как отмечает архитектор Игорь Поповский, сначала здесь все надо привести в порядок и благоустроить: «Экскурсии могут вызывать тяжелое впечатление у самих жителей, потому что сами они живут не совсем в хороших условиях». Словно услышав эти слова, в ответ на просьбу пообщаться с журналистами, жительница дома на Тополевой, 12 прокричала из-за двери: «Уходите, …! [слово, обозначающее женщину распутного поведения]».

Архитектура и история квартала на Тополевой так богата для неизбалованного Новосибирска, что сюда можно приводить иностранных туристов. Правда, как отмечает архитектор Игорь Поповский, сначала здесь все надо привести в порядок и благоустроить: «Экскурсии могут вызывать тяжелое впечатление у самих жителей, потому что сами они живут не совсем в хороших условиях». Словно услышав эти слова, в ответ на просьбу пообщаться с журналистами, жительница дома на Тополевой, 12 прокричала из-за двери: «Уходите, …! [слово, обозначающее женщину распутного поведения]».

На территории двух батальонных казарм, признанных памятниками архитектуры, по-прежнему работают общежития, а под окнами у военных есть даже небольшой огород.

На территории двух батальонных казарм, признанных памятниками архитектуры, по-прежнему работают общежития, а под окнами у военных есть даже небольшой огород.

Жительница дома № 4 Ирина Шеина разбила у себя под окнами настоящий сад, где цветут пионы и гуляет кошка Бэлла, возле подъезда — высадила вишни. Она рассказала, что мечтает о переезде, — появился застройщик, который хочет переселить их, а дома перепрофилировать.

Жительница дома № 4 Ирина Шеина разбила у себя под окнами настоящий сад, где цветут пионы и гуляет кошка Бэлла, возле подъезда — высадила вишни. Она рассказала, что мечтает о переезде, — появился застройщик, который хочет переселить их, а дома перепрофилировать.

«Но отдел охраны памятников упирается и доказывает, что это все единый ансамбль. А вот это все откуда выросло посреди ансамбля? — возмущается Ирина Шеина, показывая на новостройку. — Дома рушатся, а как памятники они же в капремонт не попадают! Я вообще не понимаю позицию города — он должен быть заинтересован, что пришли люди с деньгами, хотят сохранить это все, содержать, да еще и людей переселить».

«Но отдел охраны памятников упирается и доказывает, что это все единый ансамбль. А вот это все откуда выросло посреди ансамбля? — возмущается Ирина Шеина, показывая на новостройку. — Дома рушатся, а как памятники они же в капремонт не попадают! Я вообще не понимаю позицию города — он должен быть заинтересован, что пришли люди с деньгами, хотят сохранить это все, содержать, да еще и людей переселить».

Как рассказал директор «Федеральной инвестиционно-строительной группы» Дмитрий Атнишкин, территория вокруг домов на Тополевой принадлежит «нескольким земплепользователям», а его компания занимается девелоперской работой: «Мы получили от управления по охране памятников техническое задание на проект реновации, которая подразумевает комплексное развитие. Сейчас начнется плотная работа по расселению жителей, а оставшиеся памятники будут восстановлены и перепрофилированы из жилья в общественно-деловые и офисные помещения, ресторанчики и кафе. Это будет прекрасное место для прогулок и работы».

Как рассказал директор «Федеральной инвестиционно-строительной группы» Дмитрий Атнишкин, территория вокруг домов на Тополевой принадлежит «нескольким земплепользователям», а его компания занимается девелоперской работой: «Мы получили от управления по охране памятников техническое задание на проект реновации, которая подразумевает комплексное развитие. Сейчас начнется плотная работа по расселению жителей, а оставшиеся памятники будут восстановлены и перепрофилированы из жилья в общественно-деловые и офисные помещения, ресторанчики и кафе. Это будет прекрасное место для прогулок и работы».

По оценке Дмитрия Атнишкина, потребуется расселить около 180 семей. С учетом всех согласований он надеется начать проект во II или III квартале 2017 года и поэтапно реализовать его за 5–8 лет. Предполагается, что реконцепция затронет около 10 га земли, а для жителей Тополевой в этом же районе построят новый дом для переселения.

По оценке Дмитрия Атнишкина, потребуется расселить около 180 семей. С учетом всех согласований он надеется начать проект во II или III квартале 2017 года и поэтапно реализовать его за 5–8 лет. Предполагается, что реконцепция затронет около 10 га земли, а для жителей Тополевой в этом же районе построят новый дом для переселения.

Елена Гурьянова
Фото Татьяны Фатеевой, nsk-kraeved.ru (4, 5)

29775 прочтений Распечатать
Оцените работу журналиста:

Комментарии (112)




Читайте также

СПЕЦПРОЕКТЫ
Новости компаний
v.20304